Анонс

Collapse

Правила на форума

Добре дошли във форума на Русия, който е част от форумите по държави към bghelp.net. Това е една чудесна инициатива и се надяваме, че форумът, заедно с участниците в него, ще допринесе с всичко възможно, свързано с процеса на имиграция, адаптация и развитие на руска земя.

Моля още веднъж да прочетете секцията Често Задавани Въпроси (F.A.Q.)

Преди да публикувате мнения моля да отделите няколко минути и да прочетете нашия Форумен Правилник.

Желателно е писането на кирилица. Ако нямате, може да ползвате вградената в сайта кирилица, която виждате горе вдясно. Когато натиснете с дясното копче, горе ще "падне" меню, от което може да изберете българската фонетична (BP) или бългаската стандартна (по БДС) клавиатура (BG). Разбира се ако не можете или имате някакъв проблем, може спокойно да използвате и латински букви.

Публикуването на лична кореспонденция във форума, без съгласието на подателя, е против правилата и разбиранията ни!

Това е за сега и още веднъж: Добре дошли!
See more
See less

Неизвестни факти от историята на СССР

Collapse
X
  • Filter
  • Време
  • Show
Clear All
new posts

  • Неизвестни факти от историята на СССР

    Люди-обезьяны

    В июне по российскому каналу был показан документальный фильм «Люди-обезьяны. Секретные опыты доктора Иванова». Детективный сюжет его основан на документах, до поры до времени хранившихся в архивах ГПУ-КГБ.

    етом 1926 года по направлению Совнаркома в Гвинею, во французскую колонию в Африке, отправился профессор Илья Иванов в сопровождении своего сына. Перед ученым стояла задача отловить самцов шимпанзе и «скрестить» их с местными негритянками, дабы опытным путем доказать, что человек произошел от обезьяны. С самого начала профессора преследовали неудачи. Во-первых, поймать животных оказалось не так просто. Местные жители, нанятые для поимки свирепых шимпанзе, в ответственный момент разбежались в разные стороны, при этом сын профессора был укушен приматом и госпитализирован. Но советский ученый не сдался – обезьян все-таки пленил. И тут возникла другая неожиданная препона – туземки из местного племени оказались столь «нецивилизованные», что даже за деньги никак не соглашались стать предметом опыта. А деньги предлагались немалые, поскольку правительство молодой советской республики, несмотря на разруху и голод, щедро снабдило естествоиспытателя. Этими деньгами удалось подкупить врача-француза, который под видом медосмотра с помощью искусственного оплодотворения должен был таки «осеменить» черных пациенток. Про готовящийся опыт прознал парижский журналист, и спустя несколько дней в Европе вышли газеты с сенсацией: «Большевики выводят новую расу человекообезьян, приспособленных жить при коммунистическом строе». Опасаясь еще большего скандала, Совет народных комиссаров срочно отозвал профессора из Гвинеи – вместе с выловленными обезьянами.

    В начале 2001 года достоянием гласности стал один шокирующий документ. Военный химик К. (офицер просил не называть его фамилию), собирая в середине 80-х материалы об испытании химического оружия на животных, в архивах Реввоенсовета наткнулся на письмо сотрудника сухумского обезьянника профессору Иванову. Вот фрагмент из него:
    «В ответ на публикации в газетах в гособезьянник обратились некоторые товарищи (мужчины и женщины) с просьбой использовать их в опытах, свидетельствующих об эволюционном происхождении человека. Они предлагали себя для экспериментов с обезьянами, не требуя платы, а исключительно ради науки и просвещения подверженных религиозному невежеству сограждан... Но из-за большой силы обезьян допускать к ним людей необходимо с большой осторожностью. Несколько дней назад одна из женщин вошла во флигель, где жили шимпанзе, и одна схватила ее, пытаясь задушить. Освободить ее удалось только с помощью подоспевшей подмоги из нескольких мужчин».
    Это чудовищное свидетельство оказалось в руках журналистов «Вечернего Челябинска». Чтобы удостовериться в его подлинности, они подняли подшивки советских газет. Действительно, в августе 1927 года в «Красной газете» в статье «Будущий обезьянник в Сухуми» сообщалось: «Предполагается поставить здесь искусственное осеменение обезьян разных видов между собой и с человеком» и так далее, во всех мерзких подробностях. Пораженные, журналисты отправились в Сухуми. Здесь, на берегу Черного моря, во влажном субтропическом климате на нескольких гектарах в лучшие времена содержались 7, 5 тысячи человекообразных обезьян. Теперь же, после «перестройки», их осталось около двухсот. Часть поголовья была вывезена под Адлер, но большинство питомцев пало жертвой абхазо-грузинской войны. Сухумцы рассказывали, что в начале 90-х скачущая по улице макака с прицепившимся к ее животу детенышем была здесь обычным явлением. Как правило, обезьян на улицах расстреливали «без суда и следствия»: было подозрение, что прежде медики, испытывая новые лекарства, заразили их разными болезнями. В отличие от обитателей питомника, архив НИИ сохранился почти полностью. Среди прочего там имелась копия письма А.Луначарскому, с которой профессор Иванов обращался к наркому просвещения еще до поездки в Гвинею:
    «Метод искусственного оплодотворения дает возможность ближе подойти к ответу на вопрос о происхождении человека. С первых шагов научной деятельности я пытался осуществить постановку опытов скрещивания человека и антропоидных обезьян. В свое время я вел переговоры с бывшими владельцами знаменитых зоопарков, однако страх перед Святейшим Синодом оказался сильнее желания пойти навстречу этому начинанию... Предполагаю, что советское правительство могло бы в интересах науки и пропаганды естественно-исторического мировоззрения пойти навстречу в этом деле (профессор просил у Луначарского 15 тысяч долларов – ред.)».
    О том, что Церковь препятствовала чудовищным опытам, Иванов пишет и председателю Совнаркома А.Рыкову: «Получение гибридов между различными видами антропоидов более чем вероятно... Мои попытки в дореволюционное время наладить работу в этом направлении не имели успеха. С одной стороны мешали религиозные предрассудки, с другой – для организации этих опытов требовалась исключительная обстановка».
    Других «свидетельских» документов в сухумском архиве найти не удалось, если не считать ссылки на требования некоторых ученых «немедленно прекратить безнравственные, аморальные эксперименты». Опыты продолжались пять лет, успеха не принесли, и в 1932 году ведущих сотрудников лаборатории, включая Иванова, расстреляли (так утверждает «Вечерний Челябинск», хотя есть сведения, что Иванов 20 марта 1932 года умер от атеросклероза в лагере), а наработанный научный материал был изъят ОГПУ и в обстановке строжайшей секретности увезен в Москву. Очевидцы происходившего до нашего времени не дожили. Местный краевед Виктор Юшин только и смог ответить корреспондентам: «Когда был молодой, считал это все сказками выживших из ума стариков. Они говорили, что в конце 20-х годов в Сухуми сотнями приезжали добровольцы, которые ради науки согласились жить с обезьянами. Я еще спрашивал стариков: как жить – на дереве, что ли?»
    Существует версия, что прообразом булгаковского героя был не только профессор Иванов, но и личный врач Ленина Розанов, который занимался проблемой омоложения высшей партийной номенклатуры. Известно, что через год после смерти Ленина, в 1925 году, он подал Сталину уведомление о том, что нуждается в двух здоровых гориллах или шимпанзе для операции по пересадке их половых желез людям. Доктор верил, что такое хирургическое скрещивание с «предками хомо сапиенса» продлит человеку жизнь. Возможно, доктор-гуманист был так же безумен, как его пациенты. Ведь оборотная сторона веры в обезьяну – это неверие в бессмертие человеческой души, страх перед смертью и безумие.
    http://tonos.ru/articles/monkeys

  • #2
    Относно: Неизвестни факти от историята на СССР

    Миф о Прохоровке

    12 июля 1943 года у деревни Прохоровка произошло крупнейшее танковое сражение Второй мировой войны между 5-й гвардейской танковой армией генерала Павла Ротмистрова и 2-м танковым корпусом СС группенфюрера Пауля Хауссера.
    850 советским танкам /другие источники - до 1000 единиц бронетехники противостояло 273 немецких /другие источники – 220/.
    Безвозвратные потери вермахта составили 5 танков а еще 43 танка и 12 штурмовых орудий были повреждены.

    ПС. Всего в период с 5 по 17 июля 2-й тк СС потерял безвозвратно 34 танка (9 Pz III, 22 Pz IV и 3 "Тигра"), 6 штурмовых САУ и 5 противотанковых САУ.

    Красной Армии понесла огромные потери (около 500 подбитых и уничтоженных танков и САУ из 860 боеготовых), утрачено 343 танка, из них - Т-34 - 223, Т-70 - 44, Су-122 - 19, КВ - 16, "Черчилль" - 15, Су-76 - 6.
    И это при том, что почти несколькохкратное превосходство было у советской стороны

    По данным военного архива ФРГ, 2-м танковым корпусом СС в бою 12 июля он потерял:
    - убитыми - 149 человек,
    - ранеными - 660,
    - пропавшими без вести - 33,
    всего - 842 солдата и офицера

    С 10 по 16 июля 2-м танковым корпусом СС потерял 4 178 человек (примерно 16% боевого состава), в том числе:
    - убитыми - 755,
    - ранеными - 3 351
    - пропавшими без вести - 68.

    ПС. 3 тк на подступах к Прохоровке с 12 по 16 июля -потерял примерно 2 790 человек.
    С 10 по 15 июля шли бои между 3-м танковым корпусом немцев и советской 69-й армией в 35-20 км южнее-юго-восточнее Прохоровки.

    В Прохоровском сражении с 10 по 16 июля соединения 33 гв. ск 5-й гв., 48 ск 69-й и 5-й гв. танковой армий потеряли порядка 41 тысячи солдат и офицеров (26% от общих потерь Воронежского фронта в операции), из них:
    - убитыми - примерно 6,3 тысячи человек,
    - пропавшими без вести до 15 тысяч.
    Такой ценой было остановлено наступление врага на прохоровском направлении.

    Соотношение по потерям в людях порядка 6:1 в пользу противника.

    Удручающие цифры. Особенно если учесть, что наши войска оборонялись, обладая превосходством в силах и средствах над наступающим противником. К сожалению, факты говорят о том, что к июлю 1943 года наши войска еще не в полной мере овладели наукой побеждать малой кровью.

    Для анализа причин неудачи контрудара и больших потерь по указанию Сталина была создана комиссия под председательством члена ГКО, секретаря ЦК партии Г.М. Маленкова. Основной вывод комиссии известен: боевые действия 12 июля 1943 года под Прохоровкой являются образцом неудачно проведенной операции .
    Материалы этой комиссии хранятся в Президентском архиве. Они до сих пор являются секретными и не подлежат публикации в открытой печати .

    Причини поражения :
    - Решение на контрудар (как оно было реализовано) - несомненная ошибка нашего командования.
    - два танковых корпуса первого эшелона, введенные в бой на фронте максимум 5 км так и не смогли вырваться из дефиле. Зажатые в узком коридоре между рекой и железной дорогой, они не смогли использовать преимущество своих танков в маневренности и подвижности.
    - Т-34 не мог выиграть дуэль на открытой местности с немецким средним танком T-IV с его новой длинноствольной пушкой

    Объяснение того, что после войны в СССР итоги этого сражения были поставлены с ног на голову, возможно таково - Никита Хрущёв, давший указание в конце 1950-х писать многотомную историю войны, сам "воевал" на южном фасе Курской дуги в качестве "члена Военного совета" Воронежского фронта. Не в правилах советских историков было смущать вождей. И, видимо, поэтому в угоду Никите Хрущеву переломный день 12 июля стали связывать не с действительными успехами на северном фасе Курской дуги, а с Прохоровским сражением на юге дуги, которое было велено считать увенчавшимся победой Красной армии, несмотря на то, что именно на этом участке немцы продолжали наступать и после 12 июля.

    В Тверском столичном суде слушалось дело по иску Московского комитета ветеранов войны к газете "Известия" и все к тому же Соколову, который и в газете ухитрился опорочить память советских участников Второй мировой.
    12 июля прошлого года, в годовщину сражения под Прохоровкой,уважаемая некогда газета в рубрике "Вспомним" поместила за подписью Соколова следующее:
    "12 июля 1943 года у деревни Прохоровка произошло крупнейшее танковое сражение Второй мировой войны между 5-й гвардейской танковой армией генерала Павла Ротмистрова и 2-м танковым корпусом СС группенфюрера Пауля Хауссера. 850 советским танкам противостояло 273 немецких. Безвозвратные потери вермахта составили 5 танков, а Красной Армии - 334 танка. Сталин раздумывал, стоит ли расстрелять Ротмистрова за бездарно проигранный бой, и, в конце концов, решил, что не стоит. Впоследствии Прохоровка была объявлена грандиозной советской победой, сорвавшей немецкое наступление на Курск с юга. Ныне на Прохоровском поле стоит памятник в честь мнимой победы советского оружия. Не правильнее ли сделать его памятником скорби по всем нашим соотечественникам, погибшим в Курской битве?"

    Суд согласился с доказательствами ответчиков. Доказавшим делаются ссылки на немецкого историка Карла-Гейнца Фризера, и на немецкие архивы.

    Суд признал сведения, напечатанные в "Известиях", правдивыми.

    Оболганная Победа
    http://forum.wbfree.net/forums/showp...1&postcount=26

    Прохоровка - без грифа секретности
    http://nvo.ng.ru/history/2003-10-31/5_prohorovka.html
    http://nvo.ng.ru/history/2003-05-16/5_porokhovka.html

    Прохоровское сражение 12 июля 1943
    http://www.volk59.narod.ru/prohorovka.htm
    Last edited by plamenhk; 22-06-09, H:i.

    Comment


    • #3
      Относно: Неизвестни факти от историята на СССР

      Миф о «28 героях-панфиловцах»

      Официальная версия вызывает сомнения своими многочисленными несоответствиями документам и здравому смыслу.

      * Бой с данными подробностями не упоминается ни в советских, ни в немецких официальных документах. О нем ничего не сообщает ни командир 2-го батальона (в котором состояла героическая 4-я рота) майор Решетников, ни командир 1075-го полка полковник Копров, ни командир 316-й дивизии генерал-майор Панфилов, ни командующий 16-й армией генерал-лейтенант Рокоссовский. Ничего не сообщают о нем и немецкие источники (а ведь потеря в одном бою 18 танков для конца 1941 была для немцев событием экстраординарным)
      * Согласно документам, 16 ноября 1941 1075-й полк был выбит с занимаемых позиций и отступил. За это командир и комиссар полка были временно отстранены от должностей. То есть панфиловцам не удалось остановить немецкое наступление
      * Остается неясным, каким образом панфиловцы смогли уничтожить такое количество танков, располагая лишь несколькими противотанковыми ружьями, гранатами и бутылками с зажигательной смесью — весьма малоэффективным противотанковым оружием.
      * Непонятно, каким образом Коротеев и Кривицкий узнали такое количество подробностей данного боя. Информация о том, что сведения были получены в госпитале от смертельно раненого участника боя, выглядит очень подозрительно.
      * В статье от 27 ноября 1941 герой-политрук назван Диевым (он был политруком 5-й роты), а в статье от 22 января 1942 — Клочковым. Возникает вопрос, какая же все-таки рота, 4-я или 5-я, совершила подвиг.

      Позднее выяснилось, что погибли не все из перечисленных участников боя. В живых остались Добробабин Иван Евстафьевич, Васильев Илларион Романович, Шемякин Григорий Мелентьевич, Шадрин Иван Демидович и Кужебергенов Даниил Александрович.

      В мае 1942 Особым отделом Западного фронта был арестован за добровольную сдачу в плен немцам красноармеец 4-й роты 2 батальона 1075 стрелкового полка 8-й гвардейской им. Панфилова дивизии Кужебергенов Даниил Александрович, который при первых допросах показал, что он является тем самым Кужебергеновым Даниилом Александровичем, который считается погибшим в числе 28 героев-панфиловцев. В дальнейших показаниях Кужебергенов признался, что он не участвовал в бою под Дубосековом, а показания свои дал на основании газетных сообщений, в которых о нем писали как о герое, участвовавшем в бою с немецкими танками, в числе 28 героев-панфиловцев. На основании показаний Кужебергенова и материалов следствия, командир 1075 стрелкового полка полковник Капров рапортом донес в наградной отдел ГУК НКО8 об ошибочном включении в число 28 панфиловцев, погибших в бою с немецкими танками, Кужебергенова Даниила и просил взамен его наградить Кужебергенова Аскара, якобы погибшего в этом бою. Поэтому в Указ о награждении и был включен Кужебергенов Аскар. Однако в списках 4 и 5 рот Кужебергенова Аскара не значится (то есть это вымышленная личность).

      В ноябре 1947 Военной Прокуратурой Харьковского гарнизона был арестован и привлечен к уголовной ответственности за измену Родине Добробабин Иван Евстафьевич. Материалами следствия установлено, что, будучи на фронте, Добробабин добровольно сдался в плен немцам и весной 1942 поступил к ним на службу. Служил начальником полиции временно оккупированного немцами с. Перекоп, Валковского района, Харьковской области. В марте 1943, при освобождении этого района от немцев, Добробабин, как изменник, был арестован советскими органами, но из-под стражи бежал, вновь перешел к немцам и опять устроился на работу в немецкой полиции, продолжая активную предательскую деятельность, аресты советских граждан и непосредственное осуществление принудительной отправки молодежи на каторжные работы в Германию. При аресте у Добробабина была найдена книга о «28 героях-панфиловцах», и оказалось, что он числится одним из главных участников этого героического боя, за что ему и присвоено звание Героя Советского Союза. Допросом Добробабина установлено, что в районе Дубосеково он действительно был легко ранен и пленен немцами, но никаких подвигов не совершал, и все, что написано о нем в книге о героях-панфиловцах, не соответствует действительности. В связи с этим Главная военная прокуратура СССР провела обстоятельное расследование истории боя у разъезда Дубосеково. Результаты были доложены Главным военным прокурором Вооруженных Сил страны генерал-лейтенантом юстиции Н. Афанасьевым Генеральному Прокурору СССР Г. Сафонову 10 мая 1948 года. На основании этого доклада 11 июня была составлена справка за подписью Сафонова, адресованная А. А. Жданову. Материалы расследования были засекречены.

      Впервые публично в достоверности истории о панфиловцах усомнился В.Кардин, опубликовавший в журнале «Новый Мир» (февраль 1966) статью «Легенды и факты». Затем последовал ряд публикацикй конца 1980-х. Точка в этой истории была поставлена публикацией рассекреченных материалов материалов расследования прокуратуры 1948 года.

      В частности, в этих материалах содержатся показания бывшего командира 1075 стрелкового полка Капрова Ильи Васильевича: «…Никакого боя 28 панфиловцев с немецкими танками у разъезда Дубосеково 16 ноября 1941 года не было — это сплошной вымысел. В этот день у разъезда Дубосеково в составе 2-го батальона с немецкими танками дралась 4-я рота, и действительно дралась геройски. Из роты погибло свыше 100 человек, а не 28, как об этом писали в газетах. Никто из корреспондентов ко мне не обращался в этот период; никому никогда не говорил о бое 28 панфиловцев, да и не мог говорить, так как такого боя не было. Никакого политдонесения по этому поводу я не писал. Я не знаю, на основании каких материалов писали в газетах, в частности в „Красной звезде“, о бое 28 гвардейцев из дивизии им. Панфилова. В конце декабря 1941 года, когда дивизия была отведена на формирование, ко мне в полк приехал корреспондент „Красной звезды“ Кривицкий вместе с представителями политотдела дивизии Глушко и Егоровым. Тут я впервые услыхал о 28 гвардейцах-панфиловцах. В разговоре со мной Кривицкий заявил, что нужно, чтобы было 28 гвардейцев-панфиловцев, которые вели бой с немецкими танками. Я ему заявил, что с немецкими танками дрался весь полк и в особенности 4-я рота 2-го батальона, но о бое 28 гвардейцев мне ничего не известно… Фамилии Кривицкому по памяти давал капитан Гундилович, который вел с ним разговоры на эту тему, никаких документов о бое 28 панфиловцев в полку не было и не могло быть. Меня о фамилиях никто не спрашивал. Впоследствии, после длительных уточнений фамилий, только в апреле 1942 года из штаба дивизии прислали уже готовые наградные листы и общий список 28 гвардейцев ко мне в полк для подписи. Я подписал эти листы на присвоение 28 гвардейцам звания Героя Советского Союза. Кто был инициатором составления списка и наградных листов на 28 гвардейцев — я не знаю».

      Также приводятся материалы допроса корреспондента Коротеева: «Примерно 23—24 ноября 1941 года я вместе с военным корреспондентом газеты „Комсомольская правда“ Чернышевым был в штабе 16 армии… При выходе из штаба армии мы встретили комиссара 8-й панфиловской дивизии Егорова, который рассказал о чрезвычайно тяжелой обстановке на фронте и сообщил, что наши люди геройски дерутся на всех участках. В частности, Егоров привел пример геройского боя одной роты с немецкими танками, на рубеж роты наступало 54 танка, и рота их задержала, часть уничтожив. Егоров сам не был участником боя, а рассказывал со слов комиссара полка, который также не участвовал в бою с немецкими танками… Егоров порекомендовал написать в газете о героическом бое роты с танками противника, предварительно познакомившись с политдонесением, поступившим из полка… В политдонесении говорилось о бое пятой роты с танками противника и о том, что рота стояла „насмерть“ — погибла, но не отошла, и только два человека оказались предателями, подняли руки, чтобы сдаться немцам, но они были уничтожены нашими бойцами. В донесении не говорилось о количестве бойцов роты, погибших в этом бою, и не упоминалось их фамилий. Этого мы не установили и из разговоров с командиром полка. Пробраться в полк было невозможно, и Егоров не советовал нам пытаться проникнуть в полк. По приезде в Москву я доложил редактору газеты „Красная звезда“ Ортенбергу обстановку, рассказал о бое роты с танками противника. Ортенберг меня спросил, сколько же людей было в роте. Я ему ответил, что состав роты, видимо, был неполный, примерно человек 30—40; я сказал также, что из этих людей двое оказались предателями… Я не знал, что готовилась передовая на эту тему, но Ортенберг меня еще раз вызывал и спрашивал, сколько людей было в роте. Я ему ответил, что примерно 30 человек. Таким образом, и появилось количество сражавшихся 28 человек, так как из 30 двое оказались предателями. Ортенберг говорил, что о двух предателях писать нельзя, и, видимо, посоветовавшись с кем-то, решил в передовой написать только об одном предателе.»

      Допрошенный секретарь газеты Кривицкий показал: «При разговоре в ПУРе с т. Крапивиным он интересовался, откуда я взял слова политрука Клочкова, написанные в моем подвале: „Россия велика, а отступать некуда — позади Москва“, — я ему ответил, что это выдумал я сам…

      …В части же ощущений и действий 28 героев — это мой литературный домысел. Я ни с кем из раненых или оставшихся в живых гвардейцев не разговаривал. Из местного населения я говорил только с мальчиком лет 14—15, который показал могилу, где похоронен Клочков.

      …В 1943 году мне из дивизии, где были и сражались 28 героев-панфиловцев, прислали грамоту о присвоении мне звания гвардейца. В дивизии я был всего три или четыре раза».

      Вывод расследования прокуратуры: «Таким образом, материалами расследования установлено, что подвиг 28 гвардейцев-панфиловцев, освещенный в печати, является вымыслом корреспондента Коротеева, редактора „Красной звезды“ Ортенберга и в особенности литературного секретаря газеты Кривицкого.»

      Резюме

      В бою у разъезда Дубосеково участвовали не 28, а более 100 человек. В ходе боя участвовавшие в бою подразделения были разбиты, их остатки отошли. Часть бойцов погибла, часть попала в плен. Сколько было уничтожено немецких танков, и были ли они уничтожены вообще, неизвестно (но их число заведомо меньше 18). Все опубликованные подробности боя — литературный вымысел.
      http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9F%...B2%D1%86%D1%8B

      Справка-доклад "О 28 панфиловцах"
      http://hedrook.vho.org/library/panfil.htm

      Comment


      • #4
        Относно: Неизвестни факти от историята на СССР

        Миф о Павлике Морозове



        Юрий Дружников
        Доносчик 001, или Вознесение Павлика Морозова
        http://www.druzhnikov.com/text/rass/donos/

        В соответствии с официальной версией, Павлик Морозов, будучи сознательным пионером, из идейных соображений донес властям на своего отца, а затем также систематически доносил на «кулаков», укрывающих зерно от государства. Мол, за это он и его младший брат, 9-летний Федя, были зарезаны собственным дедом Сергеем и двоюродным братом Данилой по наущению «кулака» Арсения Кулуканова (крестный отец и родственник Павла). На состоявшемся в райцентре Тавда показательном процессе Сергей и Данила Морозовы, Арсений Кулуканов и Ксения Морозова (жена Сергея и бабушка Павлика, обвинявшаяся в недоносительстве) были приговорены к смертной казни. Убийство Павла было квалифицировано, как контрреволюционный террористический акт.

        На самом деле в официальной версии обнаруживается целый ряд нестыковок с реальными обстоятельствами того времени.

        Согласно данным писателя Юрия Дружникова, который опросил в 1970-х гг. односельчан и родственников Павла, последний не был пионером, так как пионерской организации в Герасимовке вовсе не существовало (ближайшая находилась в райцентре Тавда, в 120 км. от Герасимовки). Воспоминания рисуют Павла как физически слабого, нервного, неуравновешенного, косноязычного, педагогически запущенного и едва ли не слабоумного ребенка, который к 14 годам едва сумел закончить два класса, с трудом научился читать и писать.

        Согласно материалам дела об убийстве, 25 ноября 1931 года Морозов Павел еще в ходе следствия по предыдущему делу (по факту выдачи Герасимовским сельсоветом справки спецпереселенцу) подал заявление следственным органам о том, что его отец Морозов Трофим Сергеевич, являвшись председателем сельсовета и будучи связанным с местными кулаками, занимается подделкой документов и продажей таковых кулакам-спецпереселенцам. Впоследствии Павел также выступил на суде, дав показания вслед за матерью, но был остановлен судьей ввиду малолетства. Как полагают, сделать донос подучила Павла мать, надеявшаяся припугнуть мужа и вернуть его в семью. Подчеркну: Павел подал заявление в рамках следствия по факту выдачи Герасимовским сельсоветом справки спецпереселенцу. Справка с поддельной подписью Трофима Морозова была выдана уже после его ухода с поста председателя сельсовета, но показания Павлика (если быть точным, селяне звали его Пашкой) позволили привлечь к этому делу и Трофима.

        И до того, и позже Павел действительно доносил на крестьян, укрывавших хлеб, незарегистрированное оружие и пр. Как следует из материалов дела, зимой 1932 г. он донес на своего дядю Арсения Силина, который, «не выполнив твердого задания, продал спецпереселенцам воз картофеля», а предыдущей осенью – на крестьянина Мизюхина, у которого его дед Сергей якобы спрятал «ходок» (воз; у Мезюхина сделали обыск, но ничего не нашли). Однако на деле главным доносчиком в деревне был его двоюродный брат Иван Потупчик, к тому времени уже ставший кандидатом в члены ВКП(б) (показательной чертой его морального разложения стало совершенное впоследствии почетным пионером Иваном Потупчиком изнасилование пионерки, за которое он был осужден).

        2 сентября 1932 г. Павел и его 9-летний брат Федя в отсутствие матери (уехавшей в райцентр) ушли в лес за клюквой; 6 сентября в лесу были найдены их тела с ножевыми ранениями. Убийство было объявлено результатом кулацкого заговора. Ввиду явной ангажированности следствия и суда, вина мнимых кулаков вызывает сомнения. По мнению Ю.Дружникова, убийство с провокационными целями было организовано помощником уполномоченного ОГПУ Спиридоном Кондрашовым и Потупчиком. При этом Дружников основывается на обнаруженном им протоколе допроса Потупчика как свидетеля по делу об убийстве, составленном Кондрашовым 4 сентября (т.е. за 2 дня до официального обнаружения факта убийства).

        Павлик Морозов был объявлен пионером-героем, примером верности коммунистическим идеалам и патриотизма. На его примере считалось необходимым воспитывать подрастающее поколение; его именем называли улицы, школы, пионерские дружины и т.д., ему были воздвигнуты памятники (первый – в Москве в 1948 г.)

        Следует еще отметить, что форма имени «Павлик» измышлена журналистами «Пионерской правды». При жизни мальчика называли «Пашкой». А "Павлик Морозов" - персонаж, скорее виртуальный, к реальному человеку отношения не имевший.

        Первую попытку совершить независимое расследование жизни Павлика предпринял еще в середине 80-х годов московский прозаик Юрий Дружников, впоследствии написавший книгу "Доносчик 001, или Вознесение Павлика Морозова", переведенную на несколько европейских языков. В ходе расследования Дружников смог побеседовать с некоторыми оставшимися в живых родственниками мальчика, в том числе и с его матерью Татьяной Морозовой, которую советская пропаганда превратила в героическую мать пионера-героя.

        Беседуя с односельчанами мальчика, в чьей смерти обвинили его ближайших родственников - деда Сергея Морозова, его жену Ксению, двоюродного брата Данилу и крестного Армения Кулуканова, - Дружников первым поставил под сомнение вынесенный им приговор. Сам процесс, как писал Дружников, проводился с нарушением законодательных норм, а "основными доказательствами вины подсудимых были цитаты из докладов Сталина и Молотова о том, что классовая борьба на отдельных участках усиливается, и обвиняемые являлись иллюстрацией правильности их высказываний".

        Несмотря на обращение правозащитников из курганского отделения общества "Мемориал", Верховный суд России в апреле 1999 года отказал в реабилитации родственникам Павлика Морозова. "Я видел это дело - и это действительно те, кто его убил, - пояснил "Известиям" источник в суде. - В Верховном суде это дело рассматривалось, и оно не вызвало никаких сомнений".

        В то же время Дружников, ныне преподаватель Калифорнийского университета, считает, что донос Павлика на своего отца был сделан им по "наущению матери, которую отец оставил, уйдя к другой".

        - Пионером он тоже никогда не был, его сделали пионером после смерти, - заявил Дружников "Известиям". - А самое главное - я выявил секретные документы, что убили Павлика и его брата не кулаки, а два сотрудника НКВД: один добровольный и второй профессионал. Убили и навесили вину на родственников, которые не хотели вступать в колхоз. Кстати, и кулаками осужденные не были. Их заставили вырыть для себя яму, раздели донага и расстреляли для примера. Так на местах осуществляли директиву Сталина о тотальной коллективизации. А пионер-герой понадобился через два года, когда был создан Союз писателей и мальчик был назван первым положительным героем соцреализма.
        http://www.peoples.ru/state/citizen/morozov/
        http://www.hrono.info/biograf/bio_m/morozov_p.html

        Житие святого Павлика
        http://www.rg.ru/2004/11/18/morozov_pavlik.html
        Last edited by plamenhk; 22-06-09, H:i.

        Comment


        • #5
          Относно: Неизвестни факти от историята на СССР

          Прости дружок за плохой грамматики - много летъ прошло с училищной скамей! Хорошо это что ты приводишъ разние факты о второй Мировой.Проблема состоитъся в том ,что кроме меня и можетъ быть эщо 2-3человека здесь эти факты и собития врядь ли кто нибудь идуть в ползу. А и самая эта тематика никогда не будеть имет толького выложения. Не будеть это ни с историков ,ни с военных...про Партиии и НКВД и слова не положеш.Первая проблема- в Красной армии никогда не была единная система картотеки и централизованная ежеседмичная подача опреснителных данных по 350до 55 года.Не толька для личного состава на оперативном учете.Это же было и для техники ,для инженерных поделений и далее...По течении 35 до 55 года даже командир полка никогда не знал в точности что имееться у него под руки.А по сколзкым 1941-1944 годах и речи быть не может.Для этого винить можно не только систему - а и нацонализме ,дезертеры ,вмежнациональной неразберихе, болшой степени административной и военной недоучености и тупоумности низшего и среднего командного состава.....И чорть не знаеть где ,сколька и какие бойцы воевали в разних горячих поединок.А про Прохоровке...у сериозных немецких о совиетьскых военных анализаторов одинаковое мнение.Эта бытва была битва случайности ,резултат просчетов обоих щабов ,была в своей мере полная потеря ресурсов и времени для двух сторон. По своей сущности она показала только двух вещей- немцы больше не успеют сделат броневой блицц ... руские пока эщо не умеют ползоваться броневой преимущества.Обе стороны прекрасно знают що ни танки ,ни баянки ничего не значить эсли пехота не прошла по ступени гусениц.По своэй значимости эта битва имеет смисль только в одном - она показала що идэт война на изтребление одной из участвувающихь наций и имееть смисль толька для выживание однй: о немцы , о руских.И как говорил мне брат моей дяди- офицер Красной Армии: Бей его ,гада.. в живыхь не брать.. слишком много хлопоть!
          Last edited by Cristoivanov; 22-06-09, H:i.
          Познавах прекрасни хора ,познавах полезни хора ,познавах хора врагове или приятели- радвам се само за едно нещо... познавах и приятели.
          Si vis pacem, Para bellum

          Comment


          • #6
            Относно: Неизвестни факти от историята на СССР

            Миф о А. Матросове

            Мухамедьянов Шакирьян Юнусович (Матросов Александр Матвеевич), совершил свой подвиг 23 февраля 1943 года в бою близ деревни Чернушки под Великими Луками. Посмертно Александру Матвеевичу Матросову было присвоено звание Героя Советского Союза. Подвиг был совершен в день 25-й годовщины Красной Армии, а Матросов был бойцом элитного Шестого добровольческого стрелкового корпуса имени Сталина, - эти два обстоятельства сыграли важную роль в создании государственного мифа. Вопреки распространенному мнению, Матросов не был бойцом штрафного батальона. Подобные слухи возникли, потому что он был воспитанником детской колонии для малолетних в Уфе, а в начале войны работал там же воспитателем.

            В первом донесении о подвиге Матросова сообщалось: "В бою за деревню Чернушки комсомолец Матросов, 1924 года рождения, совершил героический поступок - закрыл амбразуру дзота своим телом, чем и обеспечил продвижение наших стрелков вперед. Чернушки взяты. Наступление продолжается". Этот рассказ с небольшими изменениями воспроизводился и во всех последующих публикациях.

            Настоящее имя человека, из которого был создан этот мифический герой — Мухамедьянов Шакирьян Юнусович. Он родился в башкирской деревне Кунакбай. Его отец занимался попрошайничеством и все собранные деньги пропивал. Биография «Матросова» целиком выдумана советским агитпропом. Не было письма Сталину с просьбой взять на фронт, не было детской трудовой колонии, из которой «Матросов» якобы ушел на фронт, не было девушки Лиды, которой «Матросов» писал письма с фронта, не было никакой деревни Чернушки Псковской области, как не было вообще немецких фашистов, не было и Второй Мировой Войны. В принципе, не было даже Сталина! А что же было?

            На протяжении десятилетий никто не задумывался, что подвиг Александра Матросова противоречил законам природы. Ведь закрыть своим телом пулеметную амбразуру невозможно. Даже одна винтовочная пуля, попавшая в руку, неизбежно сбивает человека с ног. А пулеметная очередь в упор сбросит с амбразуры любое, даже самое грузное тело.
            Немецкие ДЗОТы к февралю 1943-го года обычно вооружались одним из двух пулеметов: МГ 34 или МГ 42. У обоих калибр 7,92х57 (Маузер) и дульная скорость пули 755 м/с. Скорострельность первого до 900, второго до 1200 выстрелов/минуту. Живые цели на близкой дистанции такое оружие сносит и почти мгновенно превращает в лапшу.

            Пропагандистский миф, разумеется, не в состоянии отменить законы физики, но он способен на некоторое время заставить народ забыть об этих законах.
            Однако для пропагандистского мифа эпический образ бойца, презревшего смерть и грудью бросившегося на пулемет, был необходим. Красноармейцев побуждали идти в лобовые атаки на неприятельские пулеметы, которые даже не пытались подавить в ходе артподготовки. Примером Матросова оправдывалась бессмысленная гибель людей.
            http://www.apn.ru/column/article21356.htm
            http://www.grani.ru/Society/History/m.6462.html

            Владимира Батшева “Мифы войны”
            (“28 панфиловцев”, “Дом Павлова”, “Зоя Космодемьянская”, “Аркадий Гайдар”)
            http://www.lebed.com/2006/art4815.htm

            Първоначално написано от Cristoivanov Виж мнението
            Прости дружок за плохой грамматики - много летъ прошло с училищной скамей!
            Пишете на български. Аз съм българин. Преди около 12 год когато се включих регулярно в Интернет /дотогава бях на модем чрез телефон/ първите сайтове на които попаднах бяха русски създадени от евреи емигранти. Там и останах. Ползата е че научих добре руският език както и техният манталитет.

            Историята им, както и нашата, е силно политизирана и деформирана. Една стройна система от лъжи и измислици. Жалко за народа им - не само са им 'изпрали" мозъците, но са ги и успешно моделирали. Поколения са нужни за да се променят като общество.
            Last edited by plamenhk; 22-06-09, H:i.

            Comment


            • #7
              Относно: Неизвестни факти от историята на СССР

              «Долой стыд»

              В 20-е годы Россия была, пожалуй, одной из самых свободных стран мира.
              В 20-е годы тысячи людей обоих полов и самого разного возраста провозгласили себя свободными от “буржуазных предрассудков” и отказались носить одежду. Все черноморское побережье от Батуми до Севастополя, берега многих рек, пляжи городов- везде царствовала обнаженная натура.

              Центром движения была Москва. Здесь проходили многолюдные голые демонстрации “бесстыжих”. Демонстранты призывали москвичей следовать их примеру. Тех же, кто не разделял предложенных взглядов, клеймили как “рабов буржуйской отсталости” и “предателей классовой борьбы”. Активисты движения были убеждены, что при обнаженности все классовые различия исчезают. Рабочие, крестьяне, служащие- все равны. А это ведь и есть цель революции.
              http://www.geocities.com/marxparty/lpp/lp7/dolst.html

              Упрощение отношений между мужчинами и женщинами, связанный отчасти и с большим жилищным кризисом, желание бороться до победного конца с «буржуазными пережитками и мещанством» в новом обществе, создали почву для уникального феномена советской моды 1920 годов, знаменитого общества «Долой стыд». Приверженцы его обоих полов расхаживали по улицам крупных городов совершенно нагишом лишь изредка прикрываясь транспарантами. Бывший бельгийский консул в России, Жозеф Дуйе дает детальное описание этого из ряда вон выходящего явления: «В 1925 г. при покровительстве советского правительства образовалось общество «Долой стыд!». Члены этого общества обязались отказаться от одежды и ходить голыми. Для пропаганды некоторые члены этого эксцентричного о-ва были посланы в поездки: в Харьков, Ростов, Минеральные Воды и т. д. Я видел их в костюме Адама и Евы в Ростове.

              Проходя однажды по ул. Фридриха Энгельса, я увидел следующую картину: мужчина и женщина стояли возле трамвая совершенно голые, легкая повязка из широкой красной ленты прикрывала те места, на которые скульптор налагает обыкновенно виноградный листик. На ленте была надпись: «Долой стыд! Долой буржуазный предрассудок! У женщины кроме этого в руке была сумочка.»*
              См. Ж. Дуйе «Москва без покровов» Рига 1928г. стр. 84.

              Судя по дальнейшему описанию, обыватели с негодованием встретили это неуместное проявления нудизма в городе, и приверженцы наготы были обруганы и закиданы помидорами, яйцами и даже камнями. Подобные зрелища можно было увидеть и в публичных местах, например в столовой. Вот свидетельство французского путешественника Анри Беро, побывавшего в Москве в 1925 году: « Все лето я видел людей без предрассудков и кальсон заплывавших брассом в Москва реке, чаще всего около больших мостов. Честно говоря, красавиц не было видно. Зато толстухи брали реванш. Я видел голых в автобусах и в ресторанах с лентами, поперек тела гласящими «Долой стыд!» и «Стыд – буржуазный предрассудок!»*См. Henri Beraud Ce que j'ai vu a Moscou Paris 1926 р.178
              http://www.moda.ru/content/1925-yj-d...golye-v-gorode

              Comment


              • #8
                Относно: Неизвестни факти от историята на СССР

                Декрет Саратовского Губернского Совета Народных Комиссаров об отмене частного владения женщинами

                Законный бракъ, имевшiй место до последняго времени, несомненно являлся продуктомъ того соцiального неравенства, которое должно быть с корнемъ вырвано въ Советской Республике. До сихъ поръ законные браки служили серьезнымъ оружiемъ въ рукахъ буржуазiи в борьбе ея с пролетарiатомъ, благодаря только имъ все лучшiя экземпляры прекраснаго пола были собственностью буржуевъ имперiалистов и такою собственностью не могло не быть нарушено правильное продолженiе человеческаго рода. Поэтому Саратовскiй Губернскiй Советь Народныхъ Комиссаровъ съ одобренiя Исполнительного комитета Губернскаго Совета Рабочихъ, Солдатскихъ и Крестьянскихъ Депутатовъ постановилъ:

                § 1. Съ 1 января 1918 года отменяется право постояннаго владения женщинами, достигшими 17 л. и до 30 л.

                Примечание: Возрастъ женщинъ определяется метрическими выписями, паспортомъ, а въ случае отсутствiя этихъ документовъ квартальными комитетами или старостами и по наружному виду и свидетельскими показанiями.

                § 2. Действiе настоящего декрета не распространяется на замужнихъ женщинъ, имеющихъ пятерыхъ или более детей.

                § 3. За бывшими владельцами (мужьями) сохраняется право въ неочередное пользование своей женой. Примечание: Въ случае противодействiя бывшаго мужа въ проведенiи сего декрета въ жизнь, онъ лишается права предоставляемого ему настоящей статьей.

                § 4. Все женщины, которыя подходять подъ настоящiй декреть, изъемаются изъ частного постояннаго владенiя и объявляются достоянiемъ всего трудового народа.

                § 5. Распределенiе заведыванiя отчужденныхь женщинъ предоставляетя Сов. Раб. Солд. и Крест. Депутатовъ Губернскому, Уезднымъ и Сельскимъ по принадлежности.

                § 7. Граждане мущины имеють право пользоваться женщиной не чаще четырехъ разъ за неделю и не более 3-хь часовъ при соблюденiи условiй указанныхъ ниже.

                § 8. Каждый членъ трудового народа обязан отчислять оть своего заработка 2% въ фондь народнаго поколения.

                § 9. Каждый мущина, желающй воспользоваться экземпляромъ народнаго достоянiя, должень представить оть рабоче-заводского комитета или профессiонального союза удостоверенiе о принадлежности своей къ трудовому классу.

                § 10. He принадлежащiе къ трудовому классу мущины прiобретаютъ право воспользоваться отчужденными женщинами при условiи ежемесячнаго взноса указанного въ § 8 в фондь 1000 руб.

                § 11. Все женщины, объявленныя настоящимъ декретомъ народнымъ достояниемъ, получають изъ фонда народнаго поколенiя вспомоществованiе въ размере 280 руб. въ месяцъ.

                § 12. Женщины забеременевшiе освобождаются оть своихь обязанностей прямыхъ и государственныхъ въ теченiе 4-хъ месяцев (3 месяца до и одинъ после родовь).

                § 13. Рождаемые младенцы по истеченiи месяца отдаются въ приють «Народные Ясли», где воспитываются и получають образованiе до 17-летняго возраста.

                § 14. При рождении двойни родительницы дается награда въ 200 руб.

                § 15. Виновные въ распространенiи венерическихъ болезней будутъ привлекаться къ законной ответственности по суду революцiоннаго времени.

                Источник: Арх. УФСБ Орловской области, дело №15554-П
                http://user.transit.ru/~maria/dompr_2.htm

                В марте 1918 года в Саратове на домах и заборах были расклеены в неимоверном количестве листовки, которые привлекли всеобщее внимание и вызвали бурное возмущение. Листовки представляли собой "Декрет об отмене частного владения женщинами", изданный "Свободной организацией анархистов города Саратова". Документ был датирован 28 февраля и по форме напоминал все остальные декреты молодой Советской власти. Он включал в себя преамбулу и 19 параграфов.
                В Саратове скоро выяснили, что автором листовки был Михаил Уваров, владелец чайной, большой шутник. За шутку он поплатился жизнью. Казалось, инцидент исчерпан. Но через неделю декрет начал победное шествие по стране. Его напечатали почти все буржуазные газеты Советской республики и Европы. Одни редакторы преподносили документ как фельетон, другие пытались с его помощью дискредитировать анархистов, а с ними заодно – социалистов, союзникамикоторых были анархисты.

                Начали появляться различные поправки в "декрет".
                "Всякая девица, достигшая 18 лет и не вышедшая замуж, обязана под страхом наказания зарегистрироваться в Бюро свободной любви. Зарегистрированной предоставляется право выбора мужчин в возрасте от 19 до 50 лет себе в сожители-супруги", – гласила поправка, принятая во Владимире.

                В Екатеринодаре (Краснодаре) особо отличившимся трудовикам-передовикам на руки выдавались "шуточные" МАНДАты следующего образца:

                "Предъявителю сего предоставляется право социализировать в городе 10 девиц от 16 до 20 лет (на кого укажет товарищ)".

                С этим "документом" рабочие на полном серьезе пытались реализовать свои права, однако органы правопорядка пресекали эти попытки.

                Вскоре волна "национализации" женщин начала спадать. Однако тот беспорядочный "отрыв", в который ушла молодежь после Революции, негативно сказался на числе внебрачных детей, венерические болезни стали обычным явлением. Появилось такое понятие, как "половой терроризм", когда во время Гражданской войны отряды "белых" и "красных" подсылали друг другу больных проституток, в результате чего, противник на некоторое время терял боевую форму и был деморализован.
                http://lib.misto.kiev.ua/SEXSTORY/Da...iSeksvSSSR.txt

                Из недавно рассекреченного архивного дела N15554-П, Орловское УФСБ:

                Декрет об отмене частного владения женщинами
                http://www.gumer.info/bibliotek_Buks...dekr_obotm.php
                Last edited by plamenhk; 29-06-09, H:i.

                Comment


                • #9
                  Относно: Неизвестни факти от историята на СССР

                  Советские ужасы войны - Обыкновенный русизм

                  В октябре 1944 года красная армия вторглась в Восточную Пруссию. Впервые за годы войны советский солдат ступил на немецкую землю. На границе его уже встречал науськивающий плакат, возможно, сочиненный самим Ильей Эренбургом: «ВОТ ОНА, ПРОКЛЯТАЯ ГЕРМАНИЯ!». Для пущей наглядности плакат был увенчан огромным фанерным указующим перстом, обращенным в сторону ненавистного запада.

                  Вся красная армия хорошо помнила пламенные строки товарища Эренбурга, разошедшиеся миллионными тиражами: «…Мы поняли: немцы не люди. Отныне слово "немец" для нас самое страшное проклятье. Отныне слово "немец" разряжает ружье. Не будем говорить. Не будем возмущаться. Будем убивать. Если ты не убил за день хотя бы одного немца, твой день пропал. Если ты думаешь, что за тебя немца убьет твой сосед, ты не понял угрозы. Если ты не убьешь немца, немец убьет тебя. Он возьмет твоих и будет мучить их в своей окаянной Германии. Если ты не можешь убить немца пулей, убей немца штыком. Если на твоем участке затишье, если ты ждешь боя, убей немца до боя. Если ты оставишь немца жить, немец повесит русского человека и опозорит русскую женщину. Если ты убил одного немца, убей другого - нет для нас ничего веселее немецких трупов. Не считай дней. Не считай верст. Считай одно: убитых тобою немцев. Убей немца! - это просит старуха-мать. Убей немца! - это молит тебя дитя. Убей немца! - это кричит родная земля. Не промахнись. Не пропусти. Убей!» («Красная звезда», 24 июля 1942 года).

                  Осенью 1944-го Эренбург, который, по словам английского корреспондента в Москве Александра Верта, имел «гениальный талант вызывать ненависть к немцам», провозглашал: «Мы на немецкой земле, и в этих словах вся наша надежда: Германию мало разбить, ее нужно добить» («Великий день», 24.10.44). Спустя месяц появился еще один «перл» расовой ненависти: «Нам не нужны белокурые гиены. Мы идем в Германию за другим: за Германией. И этой белокурой ведьме несдобровать» («Белокурая ведьма», 25.11.44).

                  И вот теперь эта «окаянная», «проклятая», «белокурая» и к тому же столь обустроенная, по-кулацки крепкая Германия, простиралась перед распаленным войной, водкой и пропагандой, до зубов вооруженным совком.
                  http://politikan.com.ua/8/0/1/5424.htm
                  ........................

                  Когда в октябре 1944 г. на территорию Рейха вступили войска Красной Армии, 'начались грабежи, убийства и резня, - писал берлинский историк Йорг Фридрих, - так что даже у непристрастных наблюдателей создавалось впечатление, что это древнемонгольские орды'.

                  Убийства и резня как раз для Восточного фронта не были новостью. Ни один народ так не страдал от немецкой оккупацией во время Второй мировой войны, как российский. Только во время блокады Ленинграда погибло примерно столько же мирных жителей, сколько узников в Освенциме. И теперь Красная Армия доводила эту войну до ее нового, страшного апогея.

                  'В одном из крестьянских хозяйств мы увидели пятерых детей, чьи языки были прибиты гвоздями к столу', - сообщал, например, один очевидец из деревни под Хайдекругом, в долине р. Мемель, куда в октябре 1944 г. вошли войска 43-й армии 1-го Балтийского фронта. Несколько позже он обнаружил 'пять девочек, связанных вместе веревкой, почти без одежды, с сильно ободранными спинами. Было такое впечатление, что их долго тащили спинами по земле'.

                  Подобные сцены повторялись в последующие месяцы в бесчисленном количестве деревень и поселков Восточной и Западной Пруссии, Шлезвига и Померании. Метгетен, пригород Кенигсберга, был занят русскими 29 января 1945 г., но затем был отбит обратно немецкими восками. Глазам немецких военных открылись такие картины, которые не могли возникнуть даже в больном воображении Иеронима Босха. На открытой площадке он увидел 'двух девушек лет двадцати, - сообщал адъютант Карл Август Кнорр, - которых, видимо, привязали ногами к двум машинам, а затем разорвали на части'. Из находившейся неподалеку виллы было вывезено 'примерно 60 женщин', половина которых была близка к сумасшествию. 'Ими пользовались в среднем по 60-70 раз в день'. В том же месте за домом капитан Вермахта Герман Зоммер обнаружил несколько обнаженных трупов женщин и детей. У детей был или 'проломлен череп, или их маленькие тела были многократно проколоты штыками'.

                  Когда красноармеец, позднее ставший диссидентом, Лев Копылев вошел в Восточную Пруссию, первое, что он увидел, был труп старой женщины: 'Ее одежда была порвана, между худыми бедрами стоял телефонный аппарат, трубка которого была воткнута во влагалище'. За попытку защитить гражданское население от бесчинств соотечественников майор Копылев заплатил 9 годами ГУЛАГа.

                  Как ранее бесчисленное множество российских городов, так теперь и город Эммануила Канта, Кенигсберг, превратился в руины. Пощажена была лишь могила философа. Говорят, что это было приказано лично Сталиным, который прочел где-то у Маркса и Энгельса, что Кант представлял собой довольно значительную величину. 'Мы плывем посреди потока лавы, истекающей с какой-то злой звезды на землю', - описывал кенигсбергский врач граф Ханс фон Лендорф изобретательность победителей. 'Они не щадят ни 80-летних женщин, ни находящихся в бессознательном состоянии. Одна из моих пациенток, раненная в голову, без сознания, была многократно изнасилована ими'.

                  Кроме того, зима 1945 г. была ужасно холодной. На улицах лежали замерзшие трупы младенцев. После того как кольцо вокруг Восточной Пруссии замкнулось, и путь на Запад оказался отрезанным, люди устремились на побережье, чтобы спастись по Балтийскому морю. У одной женщины, уже добравшейся до середины залива, 'замерзло двое детей, и она вынуждена была оставить их на земле', - свидетельствовал также спасавшийся бегством протестантский священник Пауль Бернекер. 'Она продолжал идти с двумя оставшимися детьми, но когда оказалась уже вблизи косы, то и эти двое тоже замерзли'.

                  Командующий группы войск 'Центр', генерал-полковник Ханс Георг Райнхардт, предвидел эту трагедию беженцев и заранее просил Гитлера вывести гражданское население в безопасное место. Гитлер отказал ему. Если что-то и могло продлить его дни, так это, как пишет историк мировых войн Фридрих, 'советские ужасы' (за три года до этого такой же извращенной логикой, только вывернутой наоборот, руководствовался Сталин).

                  Кто не смог бежать, пережил все ужасы оккупации: изнасилование, грабежи, изгнание. Последний анекдот, который родился в этой провинции, гласил: 'Если бы вы оставили в покое нашу мебель, то уже давно были бы в Берлине'. В то время как пресловутое выражение 'Фрау комм!' становилось летучим (даже дети играли в 'изнасилование'), новые хозяева депортировали тысячи мужчин в работоспособном возрасте в Советский Союз на восстановительные работы.

                  Знающий толк в геноциде хозяин Кремля руководствовался только геополитическими мотивами; личная потребность мести его солдат Сталина никогда не волновала. Их все время подстегивали к тому, чтобы они вели себя в Восточной Германии, как татаро-монгольские орды. 'Историческая миссия' Советской армии, - как гласила состряпанная главным сталинским пропагандистом Ильей Эренбургом передовица от 3 марта 1945 г., 'состоит в скромной и почетной задаче уменьшения населения Германии'.

                  Неистовству по отношению к гражданскому населению предшествовало 'неистовство на географической карте' (по словам автора Вольфа Зиблера). Во время Ялтинской конференции в феврале 1945 г. Сталин и его партнеры по переговорам, американский президент Рузвельт и английский премьер Черчилль, окончательно решили, как будут изменены границы Европы после войны. 'При вступлении в Восточную Пруссию, - записал очевидец событий Копелев, - я уже знал, что эта земля достанется Польше и нам'.

                  Чем больше страха нагоняла Красная Армия, тем, по расчету Сталина, больше немцев подадутся в бегство еще до конца войны. В ответ на такие аргументы, что усеченная Германия будет перенаселена, кремлевский автократ отвечал, что пара миллионов немцев уже мертва, а пока все закончится, еще миллиона не будет.

                  Что касается Восточной Пруссии, то она оказалась для Сталина, в определенном смысле, пустынной страной. Здесь он оказался чудовищно близко к своей цели. 'Катастрофа, разразившаяся вслед за вступлением советских войск, не имеет параллелей в современной европейской истории', - сделал запись американский дипломат Джордж Ф. Кеннан. 'Я сам пролетел на американском самолете на небольшой высоте над этой провинцией. Мне представилась картина лежащей в руинах и совершенно пустынной территории. От одного конца до другого не было видно почти ни единого признака жизни'. От прежних 2,38 миллионов жителей Восточной Пруссии на бывшей родине осталось немного. В 1950 г. их насчитывалось 160 000 человек.
                  http://www.inosmi.ru/translation/217264.html

                  В Калининграде прошел показ документального фильма «Восточная Пруссия в аду»о жестокости русских солдат

                  Калининградцы возмущены – в городе прошёл показ немецкого документального фильма «Восточная Пруссия в аду». В этом фильме подробно описываются ужасы, которые творили советские солдаты в Кёнигсберге.
                  На показ пригласили ветеранов. Ветеранам понадобился валидол.

                  В Германии этот фильм запрещен к показу на телевидении. В Калининграде его демонстрируют на широком экране. Увидеть войну глазами немцев пришли сотни человек.

                  «Восточная Пруссия в аду» – так называется лента немецкого режиссера. Кадры официальной кинохроники, воспоминания очевидцев настойчиво рисуют картину мирного Кенигсберга. Если верить авторам фильма, то в 45-м советская армия вероломно напала на город, уничтожила все гражданское население, не пощадив женщин и детей.

                  «Когда Красная Армия перешла немецкую границу, разразилось чудовищное насилие в апокалипсических масштабах, подогреваемое коммунистами и политкомиссарами. Жертвами этого насилия стало мирное население Восточной Пруссии … Ненависть и зверство монголоидных коммунистически натасканных советских солдат, пришедших из-за Урала, были радикальными. Садистские убийства военнопленных и раненных было повседневностью» – рассказывается в фильме.

                  После фильма, зрители еще долго не расходятся. Шок, протест, одобрение – реакция разная.

                  Маргарита: Да, наверное, здесь был ад, но давайте вспомним Ленинград, блокаду Ленинграда, и давайте это все снимем и покажем в одном фильме.

                  Константин Резуев: Фильм показывает, что трагедия была обоюдная и для немцев, и для нас.

                  Ольга Копцева: Такой фильм нельзя показывать нашим детям, потому что они не смогут оценить происходившее без реальных свидетелей, здесь все немного искажено.

                  Организаторы провокационного показа вышли к зрителям объяснить, почему они привезли ленту в Калининград.

                  Артём Рыжков, арт-директор кинотеатра: Мы хотели немножко где-то даже разбередить рану, чтобы люди почувствовали, что такое победа, заново почувствовали.

                  На показ даже пригласили ветеранов. Юрий Замятин, получив приглашение, потянулся за валидолом.

                  Юрий Замятин, председатель городского совета ветеранов: Вы представляете? Показывать фильм «штурм Кенигсберга глазами немцев»! Дожили!

                  Ветераны восприняли фильм как пощечину. Лента «Восточная Пруссия в аду» в широкий прокат не попала – в Калининграде прошел единственный показ.
                  http://www.5-tv.ru/news/10832/
                  Last edited by plamenhk; 29-06-09, H:i.

                  Comment


                  • #10
                    Относно: Неизвестни факти от историята на СССР

                    Выдержки из книги Макса Гастингса "Армагеддон: битва за Германию, 1944-1945" ("Armaged-don: The Battle For Germany 1944-1945")

                    Макс Гастингс – один из военных историков Британии. В своей новой книге "Армагеддон" он на основе многолетних исследований и свидетельств сотен очевидцев – военных и мирных жителей – ярко описывает события последних месяцев второй мировой войны. Сегодня, он раскрывает неизвестные страницы беспощадного наступления советских войск через восточные районы Третьего Рейха.

                    Красные варвары
                    Первое вторжение русских в восточные районы Германии произошло в октябре 1944 г., когда части Красной Армии захватили несколько приграничных деревень. Через пять дней они были выбиты оттуда, и перед глазами гитлеровских солдат предстала неописуемая картина.

                    Едва ли хоть один гражданский избежал смерти от рук русских солдат. Женщин распинали на дверях сараев и перевернутых телегах, или, изнасиловав, давили гусеницами танков. Их детей тоже зверски убили. Сорок французских военнопленных, работавших на окрестных хуторах, предполагаемые освободители расстреляли. Та же судьба постигла и признанных немецких коммунистов. Действия красноармейцев не были проявлением бессмысленной жестокости – это был методичный садизм.

                    "Во дворе фермы стояла телега, к которой, в позе распятых, были прибиты гвоздями за руки еще несколько голых женщин, – докладывал немецкий фольксштурмовец Карл Потрек (Karl Potrek). – Возле большого постоялого двора находится сарай; к каждой из двух его дверей была в позе распятой прибита гвоздями голая женщина. В жилых домах мы обнаружили в общей сложности 72 женщин и девочек, а также одного мужчину 74 лет – все они были убиты зверским образом; лишь у нескольких в голове обнаружены пулевые отверстия. Некоторым младенцам размозжили головы".

                    Даже у самих русских эти зверства впоследствии вызывали неловкость. Авторы подготовленной Москвой официальной истории так называемой "Великой Отечественной войны", обычно весьма сдержанные в подобных вопросах, признают: "Не все советские солдаты правильно понимали, как им следует вести себя в Германии. В первые дни боев в Восточной Пруссии имели место отдельные нарушения норм правильного поведения".

                    На самом же деле то, что случилось в ходе этих первых атак, было лишь предвестником варварского поведения Красной Армии в страшные месяцы ее стремительного продвижения вглубь Третьего Рейха. Более 100 миллионов человек, находившихся в пределах гитлеровской Германии, оказались в темном лабиринте, где их ждали ужасы, намного превосходившие все, что пришлось испытать западным странам в годы второй мировой войны.

                    Большинство сдавшихся немцев так и не увидели лагерей для военнопленных. "Мы убивали пленных просто вот так, – говорит капитан Василий Крылов, и щелкает пальцами. – Если солдатам приказывали доставить пленных в тыл, чаще всего их "убивали при попытке к бегству"".

                    Витольд Кубашевский вспоминает, как невыносимо было для него расстреливать пленных, и как он старался не смотреть обреченным людям в глаза. Но, как и все, он стрелял, выполняя приказ.
                    "На войне одно правило – ты идешь в бой, видишь врага, и враг для тебя – не человек, – вспоминает сержант Николай Тимошенко. – Подняв руки, ты не спасешься".
                    Сталинским солдатам рекомендовали вести "реестры возмездия", записывая данные о немецких зверствах, и фиксируя личный вклад в "сведение счетов" с врагом. Политруки в тех же целях проводили "митинги возмездия".
                    Когда эта жаждущая отмщения орда вошла в Германию, она представляла собой грозное зрелище. Сталина совершенно не волновало, сколько людей погибнет, обеспечивая ему победу, и успешные атаки его пехоты и танков основывались скорее на самопожертвовании солдат, чем на хитроумной тактике или предусмотрительности.

                    Храбрость и упорство красноармейцев сочетались с крайней недисциплинированностью, подпитываемой чудовищным пьянством: неумеренное потребление водки было единственным, что хоть как-то помогало выносить фронтовые будни.
                    Даже неустанные усилия расстрельных команд – Сталин предпочитал держать своих солдат в узде именно таким способом – не могли удержать людей от эксцессов, зачастую смертельно опасных.
                    Даже сегодня многие россияне – да и само правительство – отказываются признать подлинный размах жестокостей, которые творила Красная Армия на пути к Берлину. Однако в 1945 г. командование Красной Армии, несомненно, считало, что ее бойцы способны вести себя на германской земле как дикари.

                    Сильнее всего пострадала Восточная Пруссия – на ее обширных холмистых равнинах раскинулись поместья многих германских аристократов. В первые годы войны это было тихое захолустье, жившее почти как в мирные времена. Теперь она превратилась в кромешный ад.

                    В свидетельствах очевидцев недостатка нет. "Все мы знали, что немецких девушек можно насиловать и убивать, – писал Александр Солженицын, в годы войны – офицер-артиллерист. – Это воспринималось чуть ли не как отличие в бою".

                    Ему вторит и Гавриил Темкин, служивший переводчиком в 78-й стрелковой дивизии: "Самый простой способ отомстить – это овладеть женщинами врага".

                    В Восточной Пруссии красноармейцы насиловали женщин в таком количестве, что речь явно шла не о чисто сексуальном удовлетворении, а о стремлении надругаться над целым народом.

                    Ярость завоевателей только возросла, когда они впервые увидели своими глазами, насколько богато живут немцы. "Их деревни и городки по сравнению с нашими выглядели как рай земной, – говорит лейтенант Геннадий Клименкопут. – Все было так ухожено. Столько красивых зданий. Они были настолько богаче нас. Почему же они напали на нас в 1941 г. и так с нами обращались?"
                    То, что увидели солдаты, противоречило многолетней пропаганде о преимуществах социалистической экономики. Возможно именно яростью, вызванной благосостоянием врага на фоне собственной нищеты после десятилетий "затягивания поясов", объясняет, почему советские солдаты, как безумные, крушили все, что попадалось под руку.

                    Мародерство приобрело эпический размах – этому способствовал и существовавший в Красной Армии порядок, согласно которому каждый солдат раз в месяц мог отправлять домой посылку с трофеями. В Россию отправлялось все – еда, напитки, скот, одежда, драгоценности. Если гражданские жители по глупости жаловались на грабежи, солдаты просто поджигали их дома.

                    Перед лицом этого яростного наступления немецкое население Восточной Пруссии бежало без оглядки: по своему ужасу этот исход был одним из самых мрачных в истории.

                    В одну из самых холодных зим двадцатого столетия сотни тысяч мирных жителей (немногие счастливчики – на телегах, а большинство пешком ) устремились на запад по узкому коридору заснеженной равнины между сжимающимися клещами советского наступления. Только одно имело значение – спастись от русских. Дороги были забиты живыми, а обочины – трупами. Мертвые младенцы лежали прямо на снегу. Некоторые беженцы, придя в ужас от этого смертоносного хаоса, поворачивали домой, говоря: "Может быть, русские не так страшны, как говорят".

                    Позднее им оставалось только пожалеть об этом решении. Поравнявшись с колоннами беженцев, русские войска расстреливали их из пушек и пулеметов. В этом не было никакой военной необходимости – речь шла только о мести.

                    Те, кто не мог уйти по суше, пытались бежать морем – это стало одним из самых мрачных эпизодов войны. В балтийских портах Германии тысячи людей дрались за место на кораблях, отплывавших на Запад – некоторые срывались в воду, поскользнувшись в давке на пирсе, кого-то другие пассажиры сбрасывали за борт.

                    В порту Гдыня, недалеко от Данцига, встал под погрузку старый корабль "Вильгельм Густлов" [на самом деле "Густлов" был спущен на воду в 1937 г. – прим. перев.] – до войны он был круизным лайнером. В мирное время корабль брал на борт 1900 пассажиров и членов экипажа. Но в тот день в списке пассажиров значилось более 6000 душ – в том числе раненые из военных госпиталей с ампутированными конечностями и беременные женщины, для которых на прогулочной палубе было оборудовано родильное отделение.

                    Позднее, когда "Густлов" уже отошел от пирса, его окружила целая флотилия лодок, набитых беженцами, умолявшими, чтобы их взяли на борт – женщины поднимали на руки детей. Сжалившись, команда спустила с бортов погрузочные сети. Как считается, по ним на корабль взобрались еще 2000 человек. Те, кому это удалось, испытали огромное облегчение – но, увы, они были обречены. Покинув гавань, старый перегруженный "Густлов" медленно преодолевал штормовые воды, раскачиваясь на резкой балтийской волне.

                    Он стал легкой мишенью для советского капитана-подводника Александра Маринеско, перехватившего лайнер и выпустившего по нему в упор торпеды, как обычно, украшенные лозунгами: "За Родину!", "За Сталинград!", "За советский народ!".

                    Раздались три оглушительных взрыва, "Вильгельм Густлов" сильно накренился и через 70 минут затонул. Жертвами этой катастрофы – крупнейшей в истории мореплавания, затмившей гибель "Ти-таника" или "Лузитании" – стали 7000 человек.

                    На борту разыгрывались ужасные сцены. Сотням молодых женщин из вспомогательного подразделения германского ВМФ посчастливилось погибнуть мгновенно – одна из торпед разорвалась прямо под помещением, где их разместили. Старики, больные и раненые не могли передвигаться – их смерть была долгой и мучительной.

                    Раздавались крики людей, запертых, как в ловушке, между водонепроницаемыми переборками, которые опустились сразу после взрыва. Матросы выстрелами из винтовок пытались обуздать обезумевшую толпу, бросившуюся наверх с нижних палуб. Стюард, пробегая мимо одной из кают, услышал выстрел. Открыв дверь, он увидел офицера ВМФ, стоявшего с пистолетом в руке над трупами женщины и ребенка: другой ребенок в ужасе хватался за его ногу. "Убирайтесь!" – крикнул офицер, и стюард закрыл дверь, не мешая отцу закончить дело.

                    Даже из тех, кому удалось попасть в шлюпки, многие замерзли насмерть, не дождавшись спасателей, прибывших на место катастрофы с рассветом. Всего выжило 949 человек. Однако страшная участь "Вильгельма Густлова" затерялась на фоне всемирной трагедии 1945 г., и сегодня о ней знают лишь некоторые немцы да горстка историков.

                    Теперь в Восточной Пруссии в руках немцев осталась лишь ее осажденная столица – укрепленный город Кенигсберг. Некоторые горожане хотели сдаться – но потом увидели тела 80 немецких солдат, казненных за дезертирство, выставленные на всеобщее обозрение у городского вокзала с прикрепленными к одежде надписями: "Они были трусами, но все равно погибли".
                    Русские разбомбили город до основания, и все же штурмовым группам пришлось сражаться за каждый метр, используя огнеметы, чтобы уничтожить защитников, не желавших сдаваться. "Никогда не встречал такого яростного сопротивления, как в Кенигсберге", – вспоминает один русский офицер.

                    Когда красноармейцы в конце концов овладели городом, они перебили тысячи жителей. Женщин насиловали прямо в родильных отделениях больниц. Один врач вспоминает их отчаянные крики "Пристрелите меня!", "Пристрелите меня!", но мучители выбирали для своих жертв медленную смерть.

                    Михаэль Вик (Michael Wieck) – один из тех, кто выжил в этой бойне – рассказывает: "Каждого встреченного мужчину они убивали, а каждую женщину – насиловали. В ночи отовсюду слышались крики и мольбы о помощи. Они запирали людей в подвалах и поджигали дома. Они сгоняли мирных жителей на бывшие поля сражений в окрестностях города, и там расстреливали или сжигали". От еврея Вика не укрылся и мрачный парадокс ситуации: "Сначала нас пытались уничтожить Гитлер и нацисты, теперь этим занялись русские".

                    Кровавая зима Восточной Пруссии – один из самых страшных эпизодов второй мировой войны. Немцы по сей день испытывают ярость от того, что мир так мало о ней знает. Одна женщина из Восточной Пруссии сказала мне: "Это был наш Холокост, но всем на это наплевать".

                    Русские сразу же начали расплачиваться за свою жестокость. Ненужная победа в Прибалтике стоила Советской Армии 600000 убитых и раненых – это чуть меньше общих потерь англо-американских войск во всей кампании на Западном фронте.

                    Позднее им пришлось заплатить еще дороже. Видя, что произошло в Восточной Пруссии, немцы поняли, что пытаться дожить до советской победы просто не имеет смысла. У них не оставалось иного выхода, кроме как сражаться до конца. Из-за того, что победители приготовили для побежденных лишь смерть и немыслимые страдания, сталинские армии на пути в Берлин понесли огромные потери.

                    Comment


                    • #11
                      Относно: Неизвестни факти от историята на СССР

                      Войска Красной Армии насиловали даже русских женщин, которых они освобождали из лагерей

                      Как утверждает в своей новой книге военный историк Энтони Бивор, оргия изнасилований в Красной Армии в дни агонии нацистской Германии имела куда более широкие масштабы, чем подозревалось ранее. Г-н Бивор, автор бестселлера «Сталинград», говорит, что наступавшие советские войска изнасиловали большое количество русских и польских женщин, которые были узниками концентрационных лагерей, а также миллионы немок. Размах недисциплинированности и развращенности Красной Армии выявился, когда автор изучал советские архивы для написания своей книги «Берлин», которая должна быть опубликована в апреле с.г. издательством «Viking».

                      Г-н Бивор, получивший образование в Сандхерсте (военное училище Великобритании) и служивший в 11-м принца Альберта, гусарском полку — элитной кавалерийской части, — заявляет, что детальные сведения о поведении советских солдат вынудили его пересмотреть свой взгляд на природу человека. «Если в прошлом я с легкой иронией воспринимал идею о том, что большинство мужчин являются потенциальными насильниками, то теперь был вынужден прийти к заключению, что, в отсутствие дисциплины в армии, большинство мужчин с оружием, ожесточившихся в результате двух или трех лет войны, в самом деле становятся потенциальными насильниками», — заявил он издателю своей книги.
                      http://www.antonybeevor.com/

                      Он признает, что он был «глубоко потрясен» открытием, что русские и польские женщины и девушки, освобождаемые из концентрационных лагерей, также подвергались насилию. «Это полностью подорвало мое представление, что солдаты использовали изнасилование как форму мести немцам», — сказал он.

                      К тому времени, когда русские подошли к Берлину, солдаты рассматривали женщин почти как «живой трофей»; они считали, что, поскольку они освобождают Европу, то могут вести себя, как им захочется. Это очень тревожно, потому что начинаешь осознавать, что цивилизация является ужасающе поверхностной, и ее фасад может быть сорван в очень короткое время». Высокая репутация г-на Бивора как историка гарантирует, что его утверждения будут восприняты серьезно. Книга «Сталинград» была оценена очень высоко и заслужила престижную премию Самуэля Джонсона, премию Вульфсона по истории и премию Хауторндена. Однако его повествование об осаде Берлина обещает быть более спорным.

                      «Во многих отношениях судьба женщин и девушек в Берлине куда хуже, что судьба солдат, голодавших и страдавших в Сталинграде».

                      Для того чтобы понять, почему изнасилование Германии было столь уникально ужасающим, важно обратиться к контексту. Операция «Барбаросса», нацистское вторжение в Россию в 1941 году, стала началом самого геноцидного конфликта в истории. Сегодня считают, что, возможно, 30 миллионов граждан Советского Союза погибли в годы войны, включая более трех миллионов, которых сознательно уморили голодом в немецких лагерях для военнопленных. Немцы, не проявившие никакого милосердия, не могли и ожидать его в ответ. Они также понесли тяжелые людские потери. В одной только битве за Берлин были убиты или умерли позднее в плену более одного миллиона немецких солдат плюс по меньшей мере 100000 гражданских лиц. Советский Союз потерял более 300000 человек.

                      На этом ужасающем фоне Сталин и его командиры оправдывали и даже поощряли изнасилования, причем не только в отношении немецкой нации, но также и их союзников, Венгрии, Румынии и Хорватии. Когда югославский коммунист Милован Джилас заявил протест Сталину, диктатор взорвался: «Как так, Вы не можете понять солдата, который прошагал тысячи километров через кровь, огонь и смерть и хочет развлечься с женщиной или взять себе какую-нибудь безделушку?» А когда немецкие коммунисты предостерегли его, что изнасилования отвращают от них население, Сталин вспылил: «Я никому не позволю втаптывать в грязь репутацию Красной Армии!»

                      Изнасилования начались сразу же, как только в 1944 году Красная Армия вошла в Восточную Пруссию и Силезию. Во многих городах и поселках была изнасилована каждая женщина в возрасте от 10 до 80 лет.

                      Александр Солженицин, лауреат Нобелевской премии, в то время молодой офицер, описывал этот ужас в своей написанной белым стихом поэме «Прусские ночи»:

                      «Маленькая дочь на матраце
                      Мертва. Как много их перебывало на нем
                      Взвод, а может и рота?»

                      Но такие, как г-н Солженицин, были редкостью; большинство его товарищей считали изнасилование легитимным. Когда наступавшие войска продвинулись вглубь Германии, в приказе их командующего, маршала Жукова, было написано: «Горе земле убийц. Мы отомстим за всё, и наша месть будет ужасной».

                      К тому времени, когда Красная Армия подошла к Берлину, ее репутация, усиленная нацистской пропагандой, уже запугала немецкое население, многие из которых бежали. Хотя в мае 1945 года безнадежное сопротивление прекратилось, тяжелые испытания немецких женщин на этом не закончились. Сколько всего немецких женщин было изнасиловано? Можно только гадать, но они составляют значительный процент тех, по меньшей мере, 15 миллионов женщин, которые либо проживали в советской оккупационной зоне, либо были изгнаны из восточных провинций Германии. О масштабах изнасилований можно судить по тому факту, что ежегодно в период 1945–1948 годов примерно два миллиона женщин делали нелегальные аборты. Только зимой 1946/47 года советские власти, озабоченные распространением венерических заболеваний, ввели серьезные наказания для своих солдат в Восточной Германии за братание с врагом.

                      Советские солдаты рассматривали изнасилование, нередко осуществлявшееся на глазах мужа и членов семьи женщины, как подходящий способ унижения немецкой нации, считавшей славян низшей расой, сексуальные контакты с которой не поощрялись. Российское патриархальное общество и привычка к разгульным кутежам также сыграли свою роль, но более важным было негодование при виде относительно высокого благосостояния немцев.

                      Подчеркнутый г-ном Бивором факт, что советские войска насиловали не только немок, но также и жертв нацизма, недавно освобожденных из концентрационных лагерей, заставляет предполагать, что сексуальное насилие было нередко неразборчивым, хотя русских или польских женщин было изнасиловано куда меньше, когда освобождали их родные места, чем завоеванных немецких женщин. Еврейки не обязательно рассматривались советскими солдатами как жертвы нацистов.

                      Советские комиссары реквизировали немецкие концентрационные лагеря, чтобы заточить в них собственных политзаключенных, в числе которых были «классовые враги», а также нацистские чиновники, и поэтому их отношение к бывшим обитателям лагерей было, мягко говоря, несентиментальным.

                      Что касается миллионов русских пленных или славян, угнанных в Германию на принудительные работы, которым удалось пережить нацистский режим, то те, кого не казнили как предателей и не отправили в ГУЛАГ, могли считать себя счастливчиками. К находившимся в их числе женщинам, по всей видимости, относились не лучше, чем к немкам, а может и похуже.

                      Изнасилование Германии оставило после себя горькое наследие. Оно способствовало непопулярности коммунистического режима Восточной Германии и тому, что впоследствии этот режим сделал своей опорой секретную полицию Штази. Сами жертвы получили перманентную травму: немецкие женщины военного поколения все еще называют военный мемориал Красной Армии в Берлине «Могилой Неизвестного Насильника».

                      В то же время британс4кая Guardian разместила очередной материал на эту же тему:

                      «Солдаты Красной армии не верят в «индивидуальные связи» с немецкими женщинами, — писал драматург Захар Аграненко в своем дневнике, который он вел во время войны в Восточной Пруссии. — Девять, десять, двенадцать сразу — они насилуют их коллективно».

                      Длинные колонны советских войск, вступивших в Восточную Пруссию в январе 1945 года, представляли собой необычную смесь современности и средневековья: танкисты в черных кожаных шлемах, казаки на косматых лошадях, к седлам которых было привязано награбленное, доджи и студебекеры, полученные по ленд-лизу, за которыми следовал второй эшелон, состоявший из телег. Разнообразию вооружения вполне соответствовало разнообразие характеров самих солдат, среди которых были как откровенные бандиты, пьяницы и насильники, так и коммунисты-идеалисты и представители интеллигенции, которые были шокированы поведением своих товарищей.

                      В Москве Берия и Сталин прекрасно знали о происходящем из детальных докладов, в одном из которых сообщалось: «многие немцы полагают, что все немки, оставшиеся в Восточной Пруссии, были изнасилованы солдатами Красной Армии». Приводились многочисленные примеры групповых изнасилований «как несовершеннолетних, так и старух».

                      Маршалл Рокоссовский издал приказ #006 с целью направить «чувство ненависти к врагу на поле брани». Это ни к чему не привело. Было несколько произвольных попыток восстановить порядок. Командир одного из стрелковых полков якобы «лично застрелил лейтенанта, который выстраивал своих солдат перед немкой, поваленной на землю». Но в большинстве случаев или сами офицеры участвовали в бесчинствах или отсутствие дисциплины среди пьяных солдат, вооруженных автоматами, делало невозможным восстановление порядка.

                      Призывы отомстить за Отчизну, подвергшуюся нападению Вермахта, были поняты как разрешение проявлять жестокость. Даже молодые женщины, солдаты и медработники, не выступали против. 21-летняя девушка из разведотряда Аграненко говорила:

                      «Наши солдаты ведут себя с немцами, особенно с немецкими женщинами, совершенно правильно».

                      Кое-кому это казалось любопытным. Так, некоторые немки вспоминают, что советские женщины наблюдали за тем, как их насилуют, и смеялись. Но некоторые были глубоко шокированы тем, что они видели в Германии.

                      Наталья Гессе, близкий друг ученого Андрея Сахарова, была военным корреспондентом. Позже она вспоминала: «Русские солдаты насиловали всех немок в возрасте от 8 до 80. Это была армия насильников».

                      Выпивка, включая опасные химикаты, украденные из лабораторий, играла значительную роль в этом насилии. Похоже, что советские солдаты могли напасть на женщину, только предварительно напившись для храбрости. Но при этом они слишком часто напивались до такого состояния, что не могли завершить половой акт и пользовались бутылками — часть жертв была изуродована таким образом.

                      Тема массовых бесчинств Красной Армии в Германии была так долго под запретом в России, что даже теперь ветераны отрицают, что они имели место. Лишь некоторые говорили об этом открыто, но без всяческих сожалений. Он даже хвалился, что «два миллиона наших детей родились в Германии».

                      Можно только наметить психологические противоречия. Когда изнасилованные жительницы Кенигсберга умоляли своих мучителей убить их, красноармейцы считали себя оскорбленными. Они отвечали: «Русские солдаты не стреляют в женщин. Так поступают только немцы». Красная Армия убедила себя, что, поскольку она взвалила на себя роль освободительницы Европы от фашизма, ее солдаты имеют полное право вести себя, как им заблагорассудится.

                      Чувство превосходства и унижение характеризовали поведение большей части солдат по отношению к женщинам Восточной Пруссии. Жертвы не только расплачивались за преступления Вермахта, но и символизировали собой атавистический объект агрессии — такой же старый, как и сама война. Как заметила историк и феминистка Сюзан Браунмиллер, изнасилование, как право завоевателя, направлено «против женщин врага», чтобы подчеркнуть победу. Правда, после первоначального неистовства января 1945 года, садизм проявлялся все реже. Когда Красная Армия достигла Берлина через 3 месяца, солдаты уже рассматривали немок через призму обычного «права победителей». Чувство превосходства безусловно сохранилось, но оно было, возможно, непрямым следствием тех унижений, которые сами солдаты претерпевали от своих командиров и советского руководства в целом.

                      Некоторые другие факторы тоже играли роль. Сексуальная свобода широко обсуждалась в 20-х годах в рамках Коммунистической партии, но уже в следующее десятилетие Сталин сделал все, чтобы советское общество стало фактически асексуальным. Это никак не было связано с пуританскими взглядами советских людей — дело в том, что любовь и секс не вписывались в концепцию «деиндивидуализации» личности. Естественные желания нужно было подавлять. Фрейд был запрещен, развод и супружеская измена не одобрялись компартией. Гомосексуализм стал уголовно наказуемым. Новая доктрина полностью запрещала половое воспитание. Режим требовал, чтобы любое выражение страсти сублимировалось в любовь к партии и к товарищу Сталину лично.

                      Красноармейцам, по большей части малообразованным, были свойственны полная неосведомленность в вопросах секса и грубое отношение к женщинам. Таким образом, попытки советского государства подавить либидо своих граждан привело к тому, что один русский писатель назвал «барачной эротикой», которая была значительна более примитивной и жестокой, чем любая самая жесткая порнография. Все это смешивалось со влиянием современной пропаганды, лишающей человека его сущности, и атавистическими примитивными импульсами, обозначенными страхом и страданиями.

                      Писатель Василий Гроссман, военный корреспондент в наступающей Красной Армии, вскоре обнаружил, что жертвами изнасилований были не только немцы. Среди них были и польки, а также молодые русские, украинки и белоруски, оказавшиеся в Германии в качестве перемещенной рабочей силы. Он отмечал: «Освобожденные советские женщины часто жалуются, что наши солдаты их насилуют. Одна девушка сказала мне в слезах: «Это был старик, старше моего отца».

                      Изнасилования советских женщин сводят на нет попытки объяснить поведение Красной Армии местью за немецкие бесчинства на территории Советского Союза. 29 марта 1945 года ЦК Комсомола уведомил Маленкова о докладе с 1-го Украинского Фронта. Генерал Цыганков сообщал: «В ночь 24 февраля группа из 35 солдат и командир их батальона проникли в женское общежитие в деревне Грютенберг и изнасиловали всех».

                      В Берлине, несмотря на геббельсовскую пропаганду, многие женщины были попросту не готовы к ужасам русской мести. Многие пытались убедить себя, что, хотя опасность и должна быть велика в деревне, массовые изнасилования не могут происходить в городе на виду у всех.

                      В Дахлеме (Dahlem) советские офицеры посетили сестру Кунигунду, настоятельницу женского монастыря, в котором находились приют и родильный дом. Офицеры и солдаты вели себя безупречно. Они даже предупредили о том, что за ними следуют подкрепления. Их предсказание сбылось: монахини, девушки, старухи, беременные и только что родившие были все изнасилованы без жалости.

                      Уже через несколько дней среди солдат возникло обыкновение выбирать своих жертв, светя им в лицо факелами. Сам процесс выбора, вместо насилия без разбора, свидетельствует об определенной перемене. К этому времени советские солдаты начали рассматривать немецких женщин не как ответственных за преступления Вермахта, а как на военную добычу.

                      Изнасилование часто определяют как насилие, мало связанное с собственно сексуальным влечением. Но это определение с точки зрения жертв. Чтобы понять преступление, нужно увидеть его с точки зрения агрессора, особенно на поздних стадиях, когда «просто» изнасилования сменили беспредельный разгул января и февраля.

                      Многие женщины были вынуждены «отдаться» одному солдату в надежде, что он защитит их от других. Магда Виланд, 24-летняя актриса, пыталась спрятаться в шкафу, но ее оттуда вытащил молодой солдат из Средней Азии. Он был так возбужден возможностью заняться любовью с красивой молодой блондинкой, что кончил раньше времени. Магда попыталась объяснить ему, что согласна стать его подружкой, если он защитит ее от других русских солдат, но он рассказал о ней своим товарищам, и один солдат изнасиловал ее. Эллен Гетц, еврейская подруга Магды, была тоже изнасилована. Когда немцы пытались объяснить русским, что она еврейка и, что ее преследовали, они получили в ответ: «Frau ist Frau» (Женщина есть женщина).

                      Вскоре женщины научились прятаться во время вечерних «часов охоты». Молоденьких дочерей прятали на чердаках по несколько дней. Матери выходили за водой только ранним утром, чтобы не попасться под руку советским солдатам, отсыпающимся после попоек. Иногда наибольшая опасность исходила от соседей, которые выдавали места, где прячутся девушки, пытаясь таким образом спасти своих собственных дочерей. Старые берлинцы все еще помнят крики по ночам. Их нельзя было не слышать, так как все окна были выбиты.

                      Согласно данным двух городских больниц, жертвами изнасилований стали 95000–130000 женщин. Один доктор подсчитал, что из 100 000 изнасилованных, около 10 000 потом умерли, в основном — покончив с собой. Смертность среди 1.4 миллиона изнасилованных в Восточной Пруссии, Померании и Силезии была еще выше. Хотя как минимум 2 миллиона немок были изнасилованы, значительная их часть, если не большинство, стали жертвами групповых изнасилований.

                      Если кто-то и пытался защитить женщину от советского насильника, то это был или отец, пытающийся защитить дочь, или сын, пытающийся защитить мать. «13-летний Дитер Саль, — писали соседи в письме вскоре после события. — бросился с кулаками на русского, который насиловал его мать прямо у него на глазах. Он добился только того, что его застрелили».

                      После второй стадии, когда женщины предлагали себя одному солдату, чтобы защититься от остальных, наступала следующая стадия — послевоенный голод — как отмечала Сюзан Браунмиллер, «тонкая линия отделяющая военные изнасилования от военной проституции». Урсула фон Кардорф отмечает, что вскоре после сдачи Берлина, город был наполнен женщинами, торгующими собой за еду или альтернативную валюту — сигареты. Хельке Сандер, немецкий кинорежиссер, досконально изучивший этот вопрос, пишет о «смеси прямого насилия, шантажа, расчета и настоящей привязанности».

                      Четвертой стадией была странная форма сожительства офицеров Красной Армии с немецкими «оккупационными женами». Советские чиновники пришли в бешенство, когда несколько советских офицеров дезертировали из армии, когда пришло время возвращаться домой, чтобы остаться со своими немецкими любовницами.

                      'They raped every German female from eight to 80'
                      http://www.guardian.co.uk/books/2002...ews.features11
                      Last edited by plamenhk; 29-06-09, H:i.

                      Comment


                      • #12
                        Относно: Неизвестни факти от историята на СССР

                        Геноцид в Восточной Пруссии

                        Питер Хедрук

                        Макс Гастингс (Max Hastings) - один из ведущих военных историков Британии. В своей книге "Армагеддон: битва за Германию, 1944-1945 гг." ("Armageddon: The Battle For Germany 1944-1945") он на основе многолетних исследований и свидетельств сотен очевидцев - военных и мирных жителей - ярко и по-новому описывает события последних месяцев Второй мировой войны. Помимо прочего, Гастингс раскрывает неизвестные страницы беспощадного наступления советских войск через восточные районы Германии.

                        Как пишет Гастингс, первое вторжение русских в восточные районы Германии произошло в октябре 1944 г., когда части Красной Армии захватили несколько приграничных деревень. Через пять дней они были выбиты оттуда, и перед глазами немецких солдат предстала неописуемая картина.

                        Едва ли хоть один гражданский избежал смерти от рук русских солдат. Женщин распинали на дверях сараев и перевернутых телегах, или, изнасиловав, давили гусеницами танков. Их детей тоже зверски убили. Сорок французских военнопленных, работавших на окрестных хуторах, "освободители" расстреляли. Та же судьба постигла и признанных немецких коммунистов. Действия красноармейцев не были проявлением бессмысленной жестокости - это был методичный садизм, не имевший себе равных.

                        "Во дворе фермы стояла телега, к которой, в позе распятых, были прибиты гвоздями за руки еще несколько голых женщин, - докладывал немецкий фольксштурмовец Карл Потрек. - Возле большого постоялого двора находится сарай; к каждой из двух его дверей была в позе распятой прибита гвоздями голая женщина. В жилых домах мы обнаружили в общей сложности 72 женщин и девочек, а также одного мужчину 74 лет - все они были убиты зверским образом; лишь у нескольких в голове обнаружены пулевые отверстия. Некоторым младенцам размозжили головы".

                        Даже у самих русских эти зверства впоследствии вызывали неловкость. Авторы подготовленной Москвой официальной истории так называемой "Великой Отечественной войны", обычно весьма сдержанные в подобных вопросах, признают: "Не все советские солдаты правильно понимали, как им следует вести себя в Германии. В первые дни боев в Восточной Пруссии имели место отдельные нарушения норм правильного поведения".

                        Здесь советские авторы, мягко говоря, покривили душой. На самом деле, как пишет в своей работе "Планы союзников по уничтожению немецкого народа" исследователь Клаус Нордбрух, военное командование и политическое руководство СССР активно призывали красноармейцев грабить немецкие города и насиловать немецких женщин. Всем известны человеконенавистнические сочинения И. Эренбурга, требовавшего убивать даже беременных женщин и грудных детей. А вот о чём рассказывали на допросах советские военнопленные:

                        "Перед вступлением на немецкую землю офицеры дали нам инструкции, согласно которым имущество немецкого гражданского населения можно не уважать, а с населением можно обращаться как с дичью. Женщин можно насиловать".

                        "Две недели назад командир взвода сказал нам, что солдаты после вступления на немецкую землю могут открыто грабить и мародёрствовать".

                        "Раньше брать трофеи было запрещено, но сейчас, на немецкой земле, это уже не карается. Каждый может брать столько, сколько сможет унести".

                        "Командир роты и командир взвода сказали, что на немецкой территории они могут безнаказанно грабить и посягать на немецких женщин".

                        Впрочем, продолжает Гастингс, то, что случилось в ходе этих первых атак, было лишь предвестником варварского поведения Красной Армии в страшные месяцы ее стремительного продвижения вглубь Третьего Рейха. Более 100 миллионов человек, находившихся в пределах Германии, оказались в темном лабиринте, где их ждали ужасы, невиданные за всю современную историю человечества.

                        Утверждения о том, что советские солдаты, дескать, мстили за "зверства, совершенные нацистами в их собственной стране", не выдерживают никакой критики. При ближайшем рассмотрении выясняется, что случаи "фашистских злодеяний" являются выдумками советской пропагандистской машины, работавшей в годы Второй мировой войны на полную мощность. А многие преступления, приписывавшиеся немцам (включая расстрел польских офицеров в Катынском лесу), на самом деле были совершены отрядами НКВД.

                        После превентивного нападения на СССР в июне 1941 г. германские солдаты стали свидетелями небывалых ужасов. О многих из них поведано в шокирующем сборнике солдатских писем "Советский Союз глазами немецких солдат" под редакцией Вольфганга Диверге. Рассказывает Фред Фальнбигль: "Я видел тюрьмы во Львове, и видел вещи, которые меня глубоко потрясли. Здесь были люди с отрезанными ушами и носами и т.п. Они приковывали живых детей гвоздями к стене, подвергая их пыткам. Кровь доходила до лодыжек. Не имело большого значения, были ли они живыми или мертвыми. Они заливали груды тел бензином и поджигали. Вонь была ужасной. Я видел подобные вещи в Тернополе и Требовле".

                        Другой солдат, Поль Рубелт, в письме домой пишет: "Я был во Львове вчера и видел кровавую баню. Это было чудовищно. Со многих была снята кожа, мужчины были кастрированы, их глаза выколоты, руки или ноги отрублены. Некоторые были прибиты гвоздями к стене, 30-40 человек были замурованы в маленькой комнате и задохнулись. Около 650 человек на этой территории погибли подобным образом. Спрятаться от зловония можно было, только куря сигарету и держа платок у носа... Многие уже умерли из-за удушающего зловония. В этом городе они (евреи) даже вскрывали могилы и оскверняли трупы. Это ужасно. Трудно даже поверить, что подобные люди существуют".

                        Лейтенант Лоренц Вахтер пишет: "Я действительно не могу описать то, что мы видели во Львове. Это намного, намного хуже того, что могли описать немецкие газеты. Это нужно было видеть. Даже зловония от трупов, которое можно было почувствовать на большом расстоянии от тюремных стен, было достаточно, чтобы сделать человека больным. И сама сцена: сотни убитых мужчин, женщин и детей, ужасно изувеченных. У мужчин были выколоты глаза, у священника был вспорот живот, и туда помещено тело убитого младенца. Я мог бы рассказать еще более страшные вещи, но даже эти меня потрясли. К настоящему моменту я привык к подобным вещам".

                        А вот какая картина предстала перед глазами немецкого солдата К. Саффнера в том же Львове: "Когда мы прибыли, надо Львовом висела серая туча. Зловоние было почти невыносимым. Русские были вытеснены из города после тяжелой битвы. Двумя часами позже я обнаружил источник этого чудовищного запаха. Большевики и евреи зверски убили 12 000 немцев и украинцев. Я видел беременных женщин, подвешенных за ноги в тюрьме ГПУ. Большевики отрезали носы, уши, глаза, пальцы, руки и кисти рук и ноги. У некоторых были даже вырваны сердца. 300 сирот в возрасте от двух до семнадцати лет были приколоты гвоздями к стене и безжалостно убиты. После того, как они закончили пытку, они бросили людей, большая часть из которых была еще жива, в подвал глубиной три метра, полили их бензином и подожгли. Это было ужасно! Мы не могли поверить, что существуют такие чудовища. Наши пропагандисты недостаточно говорят об истинном лике большевизма. В день, когда мы вошли во Львов, выжившие украинцы собрали 2 000 евреев в тюрьме и осуществили месть. Евреям пришлось вынести всех покойников и погрузить их на повозки. Полиция держала людей в стороне. Это было душераздирающее зрелище - смотреть на женщин, оплакивающих своих мужей и детей, и мужчин, сжимающих кулаки, с горестными бледными лицами. Эту ужасную сцену невозможно передать словами. Это то, что грозило бы немецкому народу, если бы большевизм достиг нас".

                        Увы, вышеприведённые слова оказались мрачным пророчеством. В 45-м году жителям Германии и стран Восточной Европы пришлось на себе испытать ужасы большевизма.

                        Как отмечает Гастингс, особенно тяжёлая участь выпала на долю немецких военнопленных. Военврач Николай Сенкевич, работавший в полевом госпитале, рассказывает, что группа немецких пленных на допросе якобы отказалась отвечать: "Мы просто отвели их в сторону метров на 100 и там их расстреляли".

                        Большинство сдавшихся немцев так и не увидели лагерей для военнопленных. "Мы убивали пленных просто вот так, - говорит капитан Василий Крылов, и щелкает пальцами. - Если солдатам приказывали доставить пленных в тыл, чаще всего их "убивали при попытке к бегству".

                        Витольд Кубашевский вспоминает, как невыносимо было для него расстреливать пленных, и как он старался не смотреть обреченным людям в глаза. Но, как и все, он стрелял, выполняя приказ.

                        "На войне одно правило - ты идешь в бой, видишь врага, и враг для тебя - не человек, - вспоминает сержант Николай Тимошенко. - Подняв руки, ты не спасешься".

                        Сталинским солдатам рекомендовали вести "реестры возмездия", записывая данные о вымышленных "немецких зверствах" и фиксируя личный вклад в "сведение счетов" с врагом. Политруки в тех же целях проводили "митинги возмездия", призывая советских солдат к убийствам и мародёрству.

                        Когда эта "жаждущая отмщения" орда вошла в Германию, она представляла собой грозное зрелище. Сталина совершенно не волновало, сколько людей погибнет, обеспечивая ему победу, и успешные атаки его пехоты и танков основывались скорее на самопожертвовании солдат (которых перед этим, как правило, спаивали водкой), нежели на хитроумной тактике или предусмотрительности.

                        Десяток "тридцатьчетверок" наступал в одну шеренгу, чуть ли не борт к борту. Немцы подбивали четыре-пять штук, но на их месте неизменно появлялись новые танки, а за ними волнами шла пехота.

                        Один немецкий солдат вспоминает: «Вы просто не поверите - они всё шли и шли, их пехота буквально бросалась на наши танки, бегом, с криками, даже когда перед нашими позициями уже громоздились горы трупов. Появлялась мысль: "Разве таких людей можно остановить?"»

                        Цифры советских потерь и по сей день являются для многих ветеранов предметом противоестественной гордости. "Конечно, в Красной Армии с пренебрежением относились к человеческой жизни, - отмечает артиллерист Владимир Гормин. - Никто не знал, сколько людей погибло, да это никого и не волновало".

                        Генералы бросали свои "ударные армии" в лобовые атаки, невзирая на опасность вражеских контратак или окружения. "Немцы их отрезали, порой они неделями оставались в окружении, у них кончалось продовольствие, топливо, боеприпасы, - рассказывает один русский офицер. - Но они должны были прорываться из кольца".

                        Русские были беспощадны в рукопашной, и особенно грозными противниками являлись в ночном бою. Все немецкие солдаты, побывавшие на Восточном фронте, а затем оказавшиеся на Западном, в один голос отмечают, что во время боев с американцами и англичанами они могли свободно передвигаться по ночам, тогда как русские ни на минуту не давали покоя врагу.

                        Одним из излюбленных трюков советских разведгрупп, действовавших ночью, было перерезать горло немецким часовым, а затем оставлять изуродованные трупы в назидание их уцелевшим товарищам.

                        Красноармейцев отличала крайняя недисциплинированность, подпитываемая чудовищным пьянством: неумеренное потребление водки было единственным, что хоть как-то помогало выносить фронтовые будни.

                        Даже неустанные усилия расстрельных команд (Сталин предпочитал держать своих солдат в узде именно таким способом) не могли удержать людей от эксцессов, зачастую смертельно опасных.

                        Когда солдаты одной из бригад захватили цистерну с чистым спиртом, они открыли по ней пальбу, а когда алкоголь брызнул из сотни пробоин, стали просто подставлять рот под струю. Многие напились до бесчувствия и едва не поплатились за это жизнью, когда немцы пошли в контратаку.

                        Трое солдат, попытавшихся проделать тот же трюк с громадной бочкой в одном из венгерских винных погребов, просто утонули в потоке вина.

                        Безрассудство советских солдат за рулем вошло в легенды. Автотранспортная служба расставляла на дорогах надписи "Тормози или погибнешь!", но десятки водителей грузовиков легкомысленно игнорировали эти предостережения - и действительно погибали. Владимир Гордин однажды видел, как три грузовика из автоколонны один за другим свалились в пропасть.

                        Или вот такой случай: один солдат танковой части, где служил Валентин Крулик, решил пошутить: надел немецкий китель и каску и ворвался в блиндаж, где отдыхало его отделение, размахивая шмайссером и крича "Хенде хох!"

                        Все присутствовавшие сочли, что это было очень остроумно. Вот только один из товарищей успел застрелить "артиста", прежде чем кто-либо его узнал.

                        Конечно, не все советские солдаты были дураками - или героями. В первом же бою семнадцатилетний Анатолий Осминов поседел, когда по броне его танка градом застучали пули. Он признает и то, что наложил в штаны от страха - это случалось со многими солдатами на всех фронтах. "Потом к опасности привыкаешь, как привыкаешь убивать людей, - рассказывает он. - Поначалу я думал: "Как я смогу убить человека?" Но потом я понял: либо убьешь ты, либо убьют тебя".

                        Даже сегодня многие россияне - да и само правительство - отказываются признать подлинный размах жестокостей, которые творила Красная Армия на пути к Берлину. Однако в 1945 г. командование Красной Армии, несомненно, считало, что ее бойцы способны вести себя на германской земле как дикари.

                        Сильнее всего пострадала Восточная Пруссия - на ее обширных холмистых равнинах раскинулись поместья многих германских аристократов. В первые годы войны это было тихое захолустье, жившее почти как в мирные времена. Теперь она превратилась в кромешный ад.

                        В свидетельствах очевидцев недостатка нет. "Все мы знали, что немецких девушек можно насиловать и убивать, - писал Александр Солженицын, в годы войны - офицер-артиллерист. - Это воспринималось чуть ли не как отличие в бою".

                        Ему вторит и Гавриил Темкин, служивший переводчиком в 78-й стрелковой дивизии: "Самый простой способ отомстить - это овладеть женщинами врага".

                        В Восточной Пруссии красноармейцы насиловали женщин в таком количестве, что речь явно шла не о чисто сексуальном удовлетворении, а о стремлении надругаться над целым народом.

                        Ярость завоевателей только возросла, когда они впервые увидели своими глазами, насколько богато живут немцы. "Их деревни и городки по сравнению с нашими выглядели как рай земной, - говорит лейтенант Геннадий Клименкопут. - Всё было так ухожено. Столько красивых зданий. Они были настолько богаче нас".

                        То, что увидели солдаты, противоречило многолетней пропаганде о преимуществах социалистической экономики. Возможно, именно яростью, вызванной благосостоянием врага на фоне собственной нищеты после десятилетий "затягивания поясов", можно объяснить, почему советские солдаты, как безумные, крушили всё, что попадалось под руку.

                        Мародерство приобрело эпический размах - этому способствовал и существовавший в Красной Армии порядок, согласно которому каждый солдат раз в месяц мог отправлять домой посылку с трофеями. В Россию отправлялось всё - еда, напитки, скот, одежда, драгоценности. Если гражданские жители по глупости жаловались на грабежи, солдаты просто поджигали их дома.

                        Перед лицом этого яростного наступления немецкое население Восточной Пруссии бежало без оглядки: по своему ужасу этот исход был одним из самых мрачных в истории.

                        В одну из самых холодных зим двадцатого столетия сотни тысяч мирных жителей (немногие счастливчики - на телегах, а большинство пешком) устремились на запад по узкому коридору заснеженной равнины между сжимающимися клещами советского наступления. Только одно имело значение - спастись от русских. Дороги были забиты живыми, а обочины - трупами. Мертвые младенцы лежали прямо на снегу. Некоторые беженцы, придя в ужас от этого смертоносного хаоса, поворачивали домой, говоря: "Может быть, русские не так страшны, как говорят".

                        Позднее им оставалось только пожалеть об этом решении. Поравнявшись с колоннами беженцев, русские войска расстреливали их из пушек и пулеметов. В этом не было никакой военной необходимости - речь шла только о мести.

                        Те, кто не мог уйти по суше, пытались бежать морем - это стало одним из самых мрачных эпизодов войны. В балтийских портах Германии тысячи людей дрались за место на кораблях, отплывавших на Запад - некоторые срывались в воду, поскользнувшись в давке на пирсе, кого-то другие пассажиры сбрасывали за борт.

                        В порту Гдыня, недалеко от Данцига, встал под погрузку корабль "Вильгельм Густлов" - до войны он был круизным лайнером. В мирное время корабль брал на борт 1900 пассажиров и членов экипажа. Но в тот день в списке пассажиров значилось более 6000 душ - в том числе раненые из военных госпиталей с ампутированными конечностями и беременные женщины, для которых на прогулочной палубе было оборудовано родильное отделение.

                        Позднее, когда "Густлов" уже отошел от пирса, его окружила целая флотилия лодок, набитых беженцами, умолявшими, чтобы их взяли на борт - женщины поднимали на руки детей. Сжалившись, команда спустила с бортов погрузочные сети. Как считается, по ним на корабль взобрались еще 2000 человек. Те, кому это удалось, испытали огромное облегчение - но, увы, они были обречены. Покинув гавань, старый перегруженный "Густлов" медленно преодолевал штормовые воды, раскачиваясь на резкой балтийской волне.

                        Он стал легкой мишенью для советского капитана-подводника Александра Маринеско, перехватившего лайнер и выпустившего по нему в упор торпеды, как обычно, украшенные лозунгами: "За Родину!", "За Сталинград!", "За советский народ!".

                        Раздались три оглушительных взрыва, "Вильгельм Густлов" сильно накренился и через 70 минут затонул. Жертвами этой катастрофы - крупнейшей в истории мореплавания, затмившей гибель "Титаника" или "Лузитании" - стали 7000 человек.

                        На борту разыгрывались ужасные сцены. Сотням молодых женщин из вспомогательного подразделения германского ВМФ посчастливилось погибнуть мгновенно - одна из торпед разорвалась прямо под помещением, где их разместили. Старики, больные и раненые не могли передвигаться - их смерть была долгой и мучительной.

                        Раздавались крики людей, запертых, как в ловушке, между водонепроницаемыми переборками, которые опустились сразу после взрыва. Матросы выстрелами из винтовок пытались обуздать обезумевшую толпу, бросившуюся наверх с нижних палуб. Стюард, пробегая мимо одной из кают, услышал выстрел. Открыв дверь, он увидел офицера ВМФ, стоявшего с пистолетом в руке над трупами женщины и ребенка: другой ребенок в ужасе хватался за его ногу. "Убирайтесь!" - крикнул офицер, и стюард закрыл дверь, не мешая отцу закончить дело.

                        Даже из тех, кому удалось попасть в шлюпки, многие замерзли насмерть, не дождавшись спасателей, прибывших на место катастрофы с рассветом. Всего выжило 949 человек. Однако страшная участь "Вильгельма Густлова" затерялась на фоне всемирной трагедии 1945 г., и сегодня о ней знают лишь некоторые немцы да горстка историков. (Кстати, в 90-х годах А. Маринеско был воздвигнут памятник, что является настоящим издевательством и оскорблением памяти тысяч невинно убиённых.)

                        Теперь в Восточной Пруссии в руках немцев оставалась лишь ее осажденная столица - укрепленный город Кенигсберг. Русские разбомбили город до основания, и всё же штурмовым группам пришлось сражаться за каждый метр, используя огнеметы, чтобы уничтожить защитников, не желавших сдаваться. "Никогда не встречал такого яростного сопротивления, как в Кенигсберге", - вспоминает один русский офицер.

                        Когда красноармейцы в конце концов овладели городом, они перебили тысячи жителей. Женщин насиловали прямо в родильных отделениях больниц. Один врач вспоминает их отчаянные крики "Пристрелите меня!", "Пристрелите меня!", но мучители выбирали для своих жертв медленную смерть.

                        Михаэль Вик - один из тех, кто выжил в этой бойне - рассказывает: "Каждого встреченного мужчину они убивали, а каждую женщину - насиловали. По ночам отовсюду слышались крики и мольбы о помощи. Они запирали людей в подвалах и поджигали дома. Они сгоняли мирных жителей на бывшие поля сражений в окрестностях города и там расстреливали или сжигали".

                        Кровавая зима Восточной Пруссии - один из самых страшных эпизодов Второй мировой войны. Немцы по сей день испытывают ярость от того, что мир так мало о ней знает. Она женщина из Восточной Пруссии сказала мне: "Это был наш Холокост, но всем на это наплевать".

                        Советские ветераны пытаются оправдать свои действия "немецкими злодеяниями, сотворёнными в нашей стране". Во-первых, это совершенно неприемлемо с моральной точки зрения. Женщины и дети из немецкой глубинки не имели никакого отношения к преступным действиям немецких войск на территории СССР, если таковые действительно имели место. А во-вторых, эти ветераны так до сих пор и не поняли, что все эти "немецкие злодеяния" - бесстыжие выдумки еврейско-большевистской клики, до этого в течение четверти века измывавшейся над русским народом и истребившей десятки миллионов его лучших представителей. В 1941 году большевики оказались в смертельной опасности, вот им и пришлось поднимать на борьбу с немцами забитый и отупелый русский народ и придумывать для этих целей бесчисленные зверства, якобы творившиеся солдатами Вермахта и СС на советской земле.

                        Не стоит забывать, что на 22 июня 1941 года СССР представлял собой гигантский концлагерь, из под ворот которого текли реки крови. Нападение Германии остановило процесс истребления русского народа. Истории о будто бы последовавших за этим "фашистских злодеяниях" - обычная чёрная пропаганда. На самом деле немцы обращались с мирным населением весьма цивилизованно, свидетельством чему служат многочисленные воспоминания тех, кто в годы войны жил на занятых немцами территориях.

                        Мало кому известно, что 17 ноября 1941 года Сталин издал секретную директиву № 0428, в которой специальным диверсионным отрядам предписывалось переодеваться в немецкую форму, переходить линию фронта и убивать мирное население на занятой немцами территории. При этом они обязательно должны были оставлять в живых нескольких человек, которые бы затем смогли рассказать, что эти преступления были совершены немцами.

                        Как бы то ни было, пишет Гастингс, мало кто способен без негодования думать об участи, постигшей Восточную Пруссию, тем более, что это не диктовалось военной необходимостью. В ходе наступления на Берлин ее можно было просто обойти и "зачистить" позднее.

                        Русские сразу же начали расплачиваться за свою жестокость. Ненужная победа в Прибалтике стоила Советской Армии 600.000 убитых и раненых - это чуть меньше общих потерь англо-американских войск во всей кампании на Западном фронте.

                        Позднее им пришлось заплатить еще дороже. Видя, что произошло в Восточной Пруссии, немцы поняли, что пытаться дожить до советской победы просто не имеет смысла. У них не оставалось иного выхода, кроме как сражаться до конца. Из-за того, что победители приготовили для побежденных лишь смерть и немыслимые страдания, сталинские армии на пути в Берлин понесли огромные потери.

                        После подписания немецким командованием капитуляции страдания мирных жителей не закончились. Последовала невиданная этническая чистка немецкого населения, проживавшего на восточных территориях Германии. Как пишет историк Ингомар Пуст в своей книге "Крики из ада. Трагическая судьба судетских немцев" (Ingomar Pust, "Schreie aus der Hölle ungehört. Das totgeschwiegene Drama der Sudetendeutschen", 1998), в 1945-1946 годах под присмотром Красной Армии и с одобрения США и Великобритании было выселено: 2,3 млн. немцев - из Восточной Пруссии, 0,6 млн. - из Данцига, 3,1 млн. - из Нижней Силезии, 3,4 млн. - из Верхней Силезии, 0,9 млн. - из Бранденбурга, 1 млн. - из Померании, 0,3 млн. - из Западной Пруссии, 1 млн. - из Познани и 1 млн. - из Вартегау, что составляет 13,6 млн. человек. Сюда следует добавить 3 млн. судетских немцев и 1,5 млн. немцев из Венгрии, Югославии и Румынии. В общей сложности со своих земель было изгнано свыше 18 миллионов немцев. 2,5 миллиона из них погибло в процессе изгнания. Увы, их предсмертные крики остались неуслышанными.

                        Библиография:

                        * Max Hastings. Armageddon: The Battle For Germany 1944-1945. Alfred A. Knopf, NY, 2004.
                        * Клаус Нордбрух. Планы союзников по уничтожению немецкого народа. "Vierteljahreshefte für freie Geschichtsforschung" № 5(1), 2001.
                        * Вольфганг Диверге. Советский Союз глазами немецких солдат. Berlin: Wilhelm Limpert-Verlag, 1941.
                        * Ingomar Pust. "Schreie aus der Hölle ungehört. Das totgeschwiegene Drama der Sudetendeutschen". Sersheim: Hartmann-Verlag, 1998.

                        Питер Хедрук,
                        ноябрь 2007 года
                        http://hedrook.vho.org/library/prussia.htm

                        Comment


                        • #13
                          Относно: Неизвестни факти от историята на СССР

                          Шифрогарамма Жукова №4976 от 28 сентября 1941 года::

                          «Все семьи сдавшихся врагу будут расстреляны и по возвращению из плена они также будут все расстреляны»
                          (Разъяснить всему личному составу, что все семьи сдавшихся врагу будут расстреляны и по возвращении из плена они также будут все расстреляны) (РГАСПИ, ф. 83 (Фонд Г.М. Маленкова), оп. 1, д. 18, л. 18-19.)

                          Маршал Жуков приказывал расстреливать семьи всех попавших и вышедших из плена красноармейцев. "Все семьи сдавшихся врагу будут расстреляны и по возвращению из плена они также будут все расстреляны", - эта рекомедация содержалась в шифрограмме, переданной им командованию Балтийского флота и армиям фронта 28 сентября 1941 года.

                          Эта шифрограмма была найдена в архивных документах РГАСПИ и опубликована в пятницу в газете "Известия". Она была процитирована в письме начальника Главного политического управления Рабоче-крестьянского военно-морского флота аремейского комиссара второго ранга Ивана Рогова секретарю ЦК ВКП(б) Георгию Маленкову, датированном 5 октября 1941 года.

                          В печально известном приказе Сталина за № 270 предписывалось только "лишать государственного пособия и помощи" семьи сдавшихся в плен красноармейцев. Семьям пленных из числа командиров и политработников грозил арест.

                          Политуправление Балтийского флота решило смягчить распоряжение Жукова и приказало расстреливать по возвращении только самих перебежчиков.
                          http://lenta.ru/russia/2000/09/29/zhukov/


                          приказ № 270 был в 41 году, по нему предлагалось просто репрессировать членов семьи попавших в плен (в приказе №270 записано "лишать семьи сдавшихся в плен государственного пособия ") и бомбить лагеря военнопленных.

                          Вот шифрограмма ? 4976, посланная 28 сентября 1941 года командующим Ленинградским фронтом Жуковым армиям фронта и Балтийскому флоту: "Разъяснить всему личному составу, что все семьи сдавшихся врагу будут расстреляны и по возвращении из плена они также будут все расстреляны"(5). По сравнению с этим продиктованный Сталиным печально знаменитый приказ ? 270 от 16 августа 1941 года (под ним, кстати сказать, есть и жуковская подпись) выглядит недопустимо либеральным. Ведь там семьи пленных красноармейцев предписывалось только "лишать государственной помощи и поддержки" и ничего не говорилось о том, что уцелевших в плену будут расстреливать(6). И, думаю, Жуков не остановился бы перед проведением своих обещаний в жизнь, хотя на практике они способны были только деморализовать красноармейцев и позднее привести их под власовские знамена(7). А ведь расстрел всех членов семьи означал казнь и грудных младенцев.
                          Сталин и его генералы: перекличка из двух углов, Знание—сила


                          Маршал Жуков - мясник победы.
                          http://topsecretz.net/blog/histori/61.html

                          Георгий Жуков: народный маршал или маршал-людоед?
                          http://www.grani.ru/Society/History/m.6463.html

                          Comment


                          • #14
                            Относно: Неизвестни факти от историята на СССР

                            День национального позора, или Кто победил во Второй мировой войне

                            Непоследовательное крушение советской идеологии, которая перестала
                            быть обязательной для всех, но в то же время не была отвергнута со всей
                            решительностью и категоричностью, какую заслуживает идеология самого
                            кровавого в истории режима, и не получила сколь-нибудь стройной и
                            внятной альтернативы, породило абсурдную для всякого нормального
                            государства ситуацию, когда практически все общенациональные праздники
                            неприятны значительной части населения. Эти праздники - либо
                            коммунистические (пусть и неуклюже переименованные для вида), либо
                            религиозные, либо, наконец, сексистские (праздники по половому признаку;
                            абсурд самой идеи таковых усугубляется тем, что в их число де факто
                            попал и день, де юре являющийся профессиональным праздником военных,
                            хотя не все мужчины - военные и не все военные - мужчины, да и сама дата
                            23 февраля высосана большевиками из пальца и не ознаменована ровно ничем
                            славным для российской армии; напротив, в этот день ее разрушенные
                            большевиками остатки потерпели очередное поражение на германском
                            фронте). И в рассуждениях на эту тему общим местом стал тезис, что у
                            россиян осталось лишь два праздника, безусловно признаваемых всем
                            народом: Новый Год и День Победы. Причем, если празднование Нового Года,
                            к счастью, остается вполне деидеологизированным (в отличие от советских
                            времен, когда о "кознях американского империализма" рассказывали даже на
                            детских елках), то за День Победы правящий режим цепляется как за свой
                            последний идеологический козырь, раздувая вокруг него настоящую
                            пропагандисткую истерию, в особенности во время очередных юбилеев
                            (причем, кажется, чем дальше те события уходят в историю, тем истерия
                            громче - что, на самом деле, вполне понятно: меньше остается живых
                            свидетелей, способных рассказать, как оно было на самом деле, а с другой
                            стороны - подрастают поколения, чьи мозги не были промыты пропагандой
                            советских времен, и их приходится обрабатывать в ударных дозах). Ажиотаж
                            вокруг 60-летия события, именуемого ныне не иначе как "Великой Победой",
                            достиг уже совершенно неприличного размаха, с заманиванием в Москву
                            лидеров полусотни стран и перекрытием движения в центре города за
                            несколько дней до самих торжеств, не говоря уже о "победной" вакханалии
                            во всех средствах информации, от ТВ и газет до наружной рекламы.

                            Увы. На самом деле и в случае двух последних "всеобщих праздников"
                            праздновать нечего. Да, если вдуматься, то и Новый год поводом для
                            каких-либо торжеств не является; если в прежние времена - в Романской
                            республике или допетровской Руси - он, по крайней мере, знаменовал
                            приход весны или начало осенних работ, то нынешнее отмечание произвольно
                            выбранной даты посреди зимы лишено всякого смысла. Но, в конце концов, в
                            том, что люди, особенно в России с ее ужасным климатом, хотят немного
                            скрасить себе зимнюю беспросветность, нет ничего особенно плохого и
                            возмутительного (за исключением разве что запудривания детских мозгов
                            мистическим культом Деда Мороза). Совсем иное дело - помпезное
                            празднование так называемого Дня Победы. Немного найдется примеров более
                            отвратительных лицемерия и пропагандистской лжи (ну разве что
                            празднование "победы над американскими агрессорами" в хусейновском
                            Ираке), ибо на самом деле для России 9 мая - день национального позора.
                            И 9 мая 1945 года, и все последующие, прославляющие его годовщины.

                            Прежде всего заметим, что никакой победы 9 мая не было, даже с
                            точки зрения чисто формальной. Великая ложь этого праздника начинается
                            уже с даты. Германия капитулировала 8-го (точнее говоря, 7 мая 1945 года
                            генерал Йодль в ставке Эйзенхауэра в Реймсе подписал безоговорочную
                            капитуляцию вермахта на всех фронтах, а с 0 часов 8-го она вступила в
                            силу), каковой день и отмечается как окончание войны в Европе (тут,
                            кстати, тоже не обходится без передергиваний - часто эту дату отмечают
                            как окончание Второй мировой войны, забывая о том, что на Тихоокеанском
                            театре военных действий она продолжалась еще три месяца). Но большевикам
                            и тут было важно продемонстрировать "собственную советскую гордость" и
                            противопоставить себя Западу. Вместе с тем, днем национального позора
                            является именно 9 мая. День, когда армия, одолевшая (пусть крайне
                            неэффективно, ценой гигантских и совершенно неоправданных жертв, и,
                            разумеется, не без помощи западных союзников, но одолевшая) один из
                            самых людоедских режимов в истории, покорно вернулась в стойло, вместо
                            того, чтобы повернуть оружие против собственного, еще более чудовищного
                            режима.

                            Чем громче кричат официальные пропагандисты (и, к сожалению, не
                            только российские) о "недопустимости пересмотра итогов Второй мировой
                            войны", тем очевиднее давно назревшая необходимость такого пересмотра. В
                            частности, необходимо признать, что Россия эту войну проиграла. Выиграл
                            ее сталинский Советский Союз, большевистский режим, являвшийся по
                            отношению к России оккупационным, ибо большевики, в отличие от нацистов,
                            никогда не приходили к власти легитимным путем - они захватили власть
                            путем военного переворота и в последующие несколько лет завоевали страну
                            силами Красной армии. В ходе же Второй мировой русские (и другие народы
                            СССР, за исключением западных украинцев и прибалтов, которые
                            сопротивлялись, но в первую очередь - русские, как самые многочисленные
                            и, следовательно, сильные) с оружием в руках отстояли свое право на
                            рабство, окончательно лишившись не только свободы, но и чести, и даже
                            права на сочувствие. Ибо сочувствия достоин тот, кто был лишен свободы
                            насильно или, в крайнем случае, обманом (как крестьяне, поверившие
                            большевистским посулам после переворота 1917), но раб, который, даже
                            получив оружие, использует его не для освобождения, а для защиты хозяина
                            (притом далеко не доброго хозяина), который, как верный пес, отдает за
                            этого хозяина жизнь - такой раб достоин только презрения. И говорить о
                            невинных жертвах обмана уже не приходится. Конечно, большевисткая
                            пропаганда старалась вовсю, но все же с 1917 года прошло на тот момент
                            уже достаточно времени, а размах большевистских преступлений был слишком
                            чудовищен, чтобы их не замечать. После коллективизации, фактически
                            восстановившей крепостное право на селе, после миллионов "раскулаченных"
                            и миллионов умерших от голода в "колхозном раю", после многолетнего
                            политического террора, нещадно косившего все слои общества, включая и
                            армию, где был уничтожен практически весь высший комсостав, после,
                            наконец, всего того, что солдат видел непосредственно на войне -
                            чудовищной бездарности командования, приведшей к колоссальным потерям,
                            совершенно наплевательского отношения к "живой силе", начиная от
                            бессмысленных атак "в лоб" и приказов удерживать безнадежные позиции
                            даже там, где со всех точек зрения разумнее было бы отступить, и
                            заканчивая чисто бытовыми вопросами, объявления пленных предателями и
                            террора, продолжавшегося уже на фронте, террора заградотрядов и СМЕРШа
                            (только по официально зарегистрированным приговорам трибуналов было
                            расстреляно не менее 150 тысяч солдат и офицеров, главным образом
                            безвинно, а уж жертв заградотрядов вообще никто не считал; в
                            документальной книге "Скрытая правда войны 1941 года" ("Русская книга",
                            1992) число расстрелянных советскими карательными органами за время
                            войны оценивается в миллион человек) - после всего этого, рискуя и
                            жертвуя жизнью, защищать этот режим?! Трудно даже подобрать адекватные
                            слова, чтобы назвать такое поведение, но "подвиг", "доблесть", "славные
                            деяния" и "повод для гордости" в число этих слов уж точно не входят

                            Обычно возражают, что, мол, альтернатива в виде нацистов была еще
                            хуже, и что воевали не за Сталина, а за "клочок земли, припавший к трем
                            березам". На самом деле, во-первых, нацистский режим уж точно не был
                            хуже большевисткого (для всех, кроме евреев и цыган - впрочем, и
                            последних репрессировали не за национальность, а за полукриминальный
                            бродячий образ жизни, оседлых же цыган нацисты не трогали), а в
                            некоторых аспектах и лучше: если коммунизм есть полное отсутствие
                            свободы, как политической, так и экономической, то при фашизме
                            определенная экономическая свобода все-таки присутствует, и если
                            коммунизм довел народ до нищеты и голода, то Германия при нацистах
                            развивалась весьма успешно, пока благополучие не было подкошено войной
                            (да и тот факт, что, при достаточно скромных собственных ресурсах, ей на
                            протяжении нескольких лет удавалось успешно вести войну против коалиции
                            сильнейших мировых держав, говорит о многом). К собственным гражданам,
                            включая и простых солдат, фашисты относились намного лучше, чем
                            коммунисты - к своим. Что касается расовых и национальных идей, то
                            фашистская славянофобия сильно преувеличена советской пропагандой: среди
                            союзников Германии были такие славянские страны, как Болгария, Словакия
                            или Хорватия, а понятие "истинных арийцев" трактовалось скорее в
                            политическом, чем в антропологическом смысле: так, "арийцами" считались
                            союзные Германии японцы (и не считались прямые потомки индийских ариев
                            цыгане).

                            Еще более наглядно тот факт, что нацисты вовсе не считали славян
                            вообще и русских в частности "недочеловеками", доказывает программа
                            Lebensborn ("Источник жизни"). Целью этой программы было воспитание
                            самых "расово правильных" детей в самых "идейно правильных", т.е.
                            эсэсовских, семьях. В большинстве случаев биологические матери отдавали
                            детей для усыновления добровольно (это были дети, рожденные вне брака, в
                            том числе и специально ради исполнения "патриотического долга перед
                            фюрером"), однако были и случаи насильственного изъятия детей (слишком
                            маленьких, чтобы помнить, кто они) на оккупированных территориях. Среди
                            таких похищенных детей были русские, украинцы и беларусы. Напомним еще
                            раз, что Lebensborn был проектом SS, лично курировавшимся Химмлером - то
                            есть вопрос "расовой чистоты" ставился здесь чрезвычайно остро и
                            принципиально. Никаких представителей "низшей расы" не подпустили бы к
                            программе Lebensborn даже близко. Об этих детях заботились по высшему
                            разряду вплоть до конца войны, из них готовили будущую элиту Райха - и
                            среди них были русские. Конечно, отнять ребенка у матери - это само по
                            себе преступление. Но все же есть разница, отнять ли его для того, чтобы
                            размозжить о стену, как в советских пропагандистских страшилках, или для
                            того, чтобы обеспечить ему элитарное воспитание.

                            В скверном же обращении, которому подвергались советские
                            военнопленные, виноваты опять-таки большевики, приравнивавшие пленных к
                            предателям еще до войны и потому не подписавшие международную конвенцию
                            об их правах (впрочем, и это обращение было как минимум не хуже, чем в
                            лагерях советских; охране предписывалось вести себя с пленными "холодно,
                            но корректно", наказание за плохую работу следовало лишь в случае, если
                            она не вызвана "слабостью конституции, переутомлением и т.п.", ну а что
                            при попытке бегства конвой открывал огонь без предупреждения - это мы,
                            опять-таки, хорошо знаем и по советским реалиям). С пленными же других
                            стран фашисты обращались вполне цивилизованно и гуманно (в отличие,
                            кстати, от японцев, которые действительно считали высшей расой
                            исключительно себя и вели себя соответствующе, плюя на любые конвенции и
                            договоры, истребили уж никак не меньше китайцев и корейцев, нежели
                            нацисты - евреев, поставили на поток изнасилования и обращение женщин в
                            сексуальное рабство и т.д. и т.п. - хотя пропаганда победителей повесила
                            всех собак на Германию, а о военных преступлениях Японии вспоминает
                            редко и глухо; еще одно большое лицемерие той войны). Немаловажную роль
                            сыграл и тот факт, что германская сторона попросту не ожидала такого
                            количества пленных. Советские "маршалы победы" воевали так хорошо, что в
                            германском плену оказались целые армии, которые попросту нечем было
                            кормить и негде содержать; в значительной мере именно этим, а не
                            "фашистским зверством", объяснялись голод и жуткие бытовые условия в
                            лагерях. Более того, "Распоряжение об обращении с советскими
                            военнопленными во всех лагерях военнопленных" от 08.09.41 предписывало
                            освобождать советских фольксдойче, украинцев, белорусов, латышей,
                            эстонцев, литовцев, румын, финнов; были прецеденты, когда освобождали и
                            представителей других национальностей, в том числе русских, проживавших
                            на территориях, уже занятых германскими войсками - "для вас война
                            кончилась!"

                            Дальнейшее же ожесточение, особенно против мирного населения, было
                            вызвано главным образом акциями партизан (то есть, говоря современным
                            языком, террористов) - акциями, часто не имевшими военного значения и
                            напрямую вредившими мирным жителям (та же Зоя Космодемьянская, как
                            известно, поджигала вовсе не фашисткий штаб, и даже не конюшню, как
                            утверждала советская пропаганда, а жилые дома селян). При всем
                            варварстве и несоразмерности карательных акций не будем забывать, что
                            они все же - карательные, т.е. ответные. Вообще нацистский террор был
                            меньше коммунистического и по количеству жертв в абсолютных цифрах (один
                            только голодомор в результате коллективизации стоил украинскому народу
                            большего числа жизней, чем Холокост - еврейскому), и по охвату различных
                            категорий населения. Нацистский террор был направлен против определенных
                            народов (далеко не всех), большевистский - против классов (фактически
                            всех, кроме пролетариата - даже крестьянство с его "мелкобуржуазной
                            сущностью" оказалось в числе врагов "рабоче-крестьянского" государства),
                            но и это - лишь в первом приближении. На самом деле коммунисты
                            практиковали террор и по классовому, и по национальному признаку,
                            репрессировав целые народы. Правда, в отличие от ситуации с нацистами и
                            евреями, задача тотального уничтожения объявленных неблагонадежными
                            народов официально не ставилась, однако, например, в 1937-1938 только по
                            официальным советским данным были расстреляны 247157 человек,
                            арестованных исключительно за принадлежность к "неблагонадежным" народам
                            - полякам (из 143870 арестованных расстреляно 111091), прибалтам,
                            румынам и др., да и жертвы среди насильственно выселяемых были весьма
                            значительны. Если вопрос о том, носил ли Голодомор преднамеренно
                            антиукраинский характер, до сих пор дискутируется (впрочем, жертвам не
                            легче вне зависимости от того, по какому признаку их убивают), то
                            проводившееся еще ранее расказачивание было бесспорным геноцидом:
                            резолюция Донбюро РКП(б) прямо поставила задачу полного уничтожения и
                            формальной ликвидации казачества, с физическим уничтожением казачьего
                            чиновничества, офицерства и вообще всех верхов, разрушением казачьих
                            хозяйственных устоев и "распылением и обезвреживанием" рядового
                            казачества. Результатом этого "окончательного решения казачьего
                            вопроса", даже по самым консервативным оценкам, стала гибель нескольких
                            сотен тысяч человек (из трехмиллионного населения Дона и Кубани), а по
                            подсчетам историка Дмитрия Волкогонова была уничтожена почти треть
                            казачьего населения. Кстати, еще неизвестно, какого размаха достиг бы
                            сталинский террор против евреев, начинавшийся с "дела врачей" и "борьбы
                            с безродными космополитами", проживи "вождь народов" чуть дольше. Вообще
                            говоря, при большевиках в безопасности не мог себя чувствовать абсолютно
                            никто, включая даже самых лояльных и полезных государству людей.

                            Все это, впрочем, не означает, что нацистский режим не совершал
                            преступлений, или что перед ним следовало капитулировать. Массовое
                            истребление евреев - уже достаточная причина, по которой этот режим
                            должен был быть ликвидирован, да и другим народам он нес хотя и, по всей
                            видимости, меньше зла, чем коммунизм (и тем паче не тотальное
                            уничтожение, как утверждает советско-российская пропаганда), но и не
                            свободу. (Вполне возможно, что в будущем этот режим, избавившись от
                            наиболее одиозных лидеров, реформировался бы в нечто более приличное, но
                            мы сейчас не будем строить умозрительные гипотезы.) Однако истинные
                            "воины-освободители", "спасители Родины от порабощения", "защищавшие не
                            Сталина, а Отечество", попросту обязаны были - чтобы называться этими
                            именами заслуженно - свергнуть силой попавшего им в руки оружия оба
                            преступных режима, нацистский и советский. Не особенно даже важно, в
                            какой последовательности: сначала в союзе с Германией покончить с
                            большевиками, а потом повернуть оружие против нацистов, как хотели
                            власовцы, или же сначала уничтожить фашизм, а потом - коммунизм, как
                            предлагал Солженицын. В любом случае, задача отнюдь не была
                            невыполнимой, и более того - разделаться с коммунизмом было намного
                            проще, чем с фашизмом, ибо если второе требовало сокрушения могучей
                            германской армии (что в итоге и было сделано, пусть и чудовищной,
                            совершенно несоразмерной ценой), то большевикам, против которых
                            повернулась бы их собственная армия, попросту нечем было бы защищаться
                            (ну разве что - дивизиями НКВД, из которых половина, привыкнув воевать
                            лишь с покорными и беспомощными, просто разбежалась бы, а остались бы
                            лишь самые заляпанные кровью выродки, понимающие, что им нечего терять;
                            они, конечно, дрались бы с отчаяньем обреченных, но их сила была бы
                            ничтожной в сравнении с совокупной силой бывшей Красной армии).

                            Comment


                            • #15
                              Относно: Неизвестни факти от историята на СССР

                              Но вместо этого, вместо того, чтобы освободить свою собственную
                              страну, советские солдаты принесли коммунистическое рабство в другие.
                              При этом у них и у тех, кто использует их в своих пропагандистских
                              целях, размахивая жупелом "Великой Победы", до сих пор хватает наглости
                              именовать этот завоевательный поход освободительным и возмущаться, когда
                              жители порабощенных ими стран, с большим трудом обретших свободу лишь
                              десятилетия спустя, после крушения советского режима, не выражают
                              оккупантам достаточно благодарности за "освобождение от фашизма"! Это
                              все равно что благодарности требовал бы бандит, отобравший награбленное
                              у другого бандита - и, конечно же, присвоивший его себе, а не вернувший
                              жертве. 9 мая - позорная дата не только потому, что чествуемые ныне как
                              ветераны, даже получив оружие, остались сталинскими рабами (и, кстати,
                              многие из них остаются убежденными сталинистами до сих пор); эта дата
                              дважды позорна, поскольку они поработили и другие народы Европы. И сколь
                              гнусным лицемерием выглядят гневные истерики по поводу единичных
                              памятников солдатам, воевавшим под германскими знаменами, и мероприятий,
                              проводимых еще живыми такими солдатами, на фоне бесчисленных монументов
                              советским оккупантам и мероприятий в их честь! При этом устроители и
                              благосклонные слушатели этих истерик регулярно "забывают" (а то и в
                              самом деле слишком невежественны, чтобы знать) о разнице между
                              карателями и персоналом концлагерей, с одной стороны, и обычными
                              солдатами, исполнявшими свой воинский долг, с другой. В СС, в частности,
                              за первое направление отвечали SS-Totenkopfrerbaende, а за второе -
                              Waffen SS, совершенно другая организация, и памятники ставят именно
                              вторым, а не первым (заметим кстати, что советских карателей-НКВДшников
                              никто из почетных списков ветеранов не вычеркивает). Хотя вполне
                              возможно, что службу под нацистскими знаменами, даже если она
                              совершалась ради благой цели борьбы с большевиками, не следует
                              прославлять, памятуя о преступлениях фашистского режима; но пусть сперва
                              прекратится прославление еще более преступного коммунистического режима,
                              его ветеранов и его символов, и пусть все это будет названо своими
                              именами столь же явно и нелицеприятно, как это было сделано в отношении
                              нацизма в Германии после Второй мировой. До тех же пор, пока стоят
                              эти памятники, пусть стоят и те.

                              Кстати говоря, все это позволяет констатировать, что не только
                              Россия, но и западные союзники не победили в этой войне. Для них ее
                              результат оказался в лучшем случае патом. Пойдя на сделку с дьяволом -
                              большевиками - они, как и положено персонажам соответствующих легенд,
                              вынуждены были заплатить за желаемое слишком дорогую цену. За
                              уничтожение нацизма им пришлось отдать коммунизму пол-Европы.

                              Но Запад не вправе гордиться результатами войны не только поэтому.
                              Мало того, что они сотрудничали с преступным коммунистическим режимом -
                              последней и самой гнусной страницей этого сотрудничества стал один из
                              протоколов Ялтинской конференции, по которому западные союзники выдали
                              на растерзание Сталину не только искавших у них спасения власовцев и
                              других бывших советских граждан, боровшихся против большевиков, но даже
                              многих эмигрантов первой волны - в частности, казаков - которые вообще
                              никогда не были гражданами СССР и не подпадали под советскую юрисдикцию
                              даже формально (кстати, из четырех с лишним миллионов советских граждан,
                              отправленных на работы в Германию, добровольно вернуться в СССР захотели
                              лишь 15%, а 85%, соответственно, были выданы насильственно - к вопросу
                              об "ужасах германского рабства" и прелестях "освобождения"; в то же
                              время - еще один замалчиваемый советско-российской пропагандой факт - по
                              меньшей мере сотни тысяч жителей Германии, не считая военнопленных
                              солдат, были угнаны в рабство, на принудительные работы, уже советскими
                              оккупантами, и большинство из них вернулись домой - если вернулись -
                              лишь в середине пятидесятых). Причем нельзя сказать, что выдающие не
                              ведали, что творят; к американским властям обращался генерал Деникин,
                              нередко выдаваемые на глазах у выдающих совершали самоубийства целыми
                              семьями, лишь бы не попасть в руки большевиков, но гуманных и
                              демократических американцев и британцев это ничуть не смущало. Но, как
                              уже было сказано, это не все - западные союзники совершали и собственные
                              военные преступления, причем массово и систематически. А именно -
                              варварские ковровые бомбардировки (преимущественно зажигательными
                              бомбами) мирных жилых районов. В качестве целей специально выбирались
                              именно жилые кварталы и города, не имевшие военных объектов и потому
                              хуже прикрытые ПВО. Автором концепции был британский маршал авиации
                              Артур Харрис; ему принадлежат слова "Мы должны уничтожить как можно
                              больше бошей еще до того, как выиграем эту войну", и он специально
                              настаивал на таком комплектовании бомбового груза для самолетов, чтобы
                              число убитых мирных жителей Германии было приоритетным по отношению к
                              размерам разрушений (зажигательные бомбы подходили тут наилучшим
                              образом: при массовом применении пожары сливались в единый огненный
                              ураган столь чудовищной силы, что люди сгорали заживо даже в подвальных
                              убежищах). Наибольшую известность в этой серии военных преступлений
                              получила бомбежка Дрездена, уничтожившая больше народу, чем атомные
                              бомбы в Хиросиме и Нагасаки - но, на самом деле, это был лишь один
                              эпизод из многих; в общей сложности англо-американскими бомбардировками
                              было уничтожено два миллиона человек гражданского населения (из них 600
                              тысяч - британцами); и если мы возмущаемся варварством нацистских
                              карателей, заживо сжигавших население целых деревень, то западные
                              союзники проделывали то же самое с городами. Два миллиона - число,
                              конечно, меньшее, чем шесть миллионов евреев-жертв нацизма (впрочем,
                              насколько точно подсчитано число последних, тоже вопрос неоднозначный),
                              но тоже, согласитесь, внушительное. И ответственность за этот Холокост -
                              а этот термин здесь хорошо подходит, ибо означает "всесожжение" - не
                              понес никто; в 1992 году Харрису в Великобритании поставлен памятник.
                              (За меньшее свое преступление - тотальное интернирование этнических
                              японцев-граждан США - американцы хотя бы покаялись.) Если бы
                              Нюрнбергский процесс был объективным и беспристрастным судом над
                              военными преступниками - а не судилищем победителей над побежденными,
                              проведенным по правилам, от которых у любого порядочного юриста волосы
                              встанут дыбом (регламент, по которому проводился процесс -
                              прелюбопытнейший документ, главный смысл которого - "вина подсудимых и
                              так очевидна, и наше дело - не терять время на ее доказательство, а
                              поскорее вынести обвинительный приговор") - тогда, несомненно, на одной
                              скамье подсудимых с лидерами Третьего Райха должны были оказаться и
                              воевавшие против них союзники.

                              Но вернемся к советским солдатам. Их "подвиги" по отношению к
                              "освобождаемым" народам тоже более чем внушительны: так, на территории
                              Польши и Германии они изнасиловали не менее двух миллионов женщин.
                              Сейчас, когда отрицать эти факты уже трудно, официальная пропаганда
                              пытается заявлять, что, дескать, виновные несли суровое наказание по
                              приговорам военно-полевых судов, но на самом деле к ответственности были
                              привлечены считанные единицы "для галочки". Как пишет фронтовик
                              Солженицын, "три недели уже война шла в Германии, и все мы хорошо знали:
                              окажись девушки немки - их можно было изнасиловать, следом расстрелять,
                              и это было бы почти боевое отличие". Причем "обычными" изнасилованиями,
                              даже групповыми и многократными, "подвиги" советских "освободителей"
                              отнюдь не ограничивались. Насиловали с особой жестокостью, не глядя на
                              возраст и физическое состояние жертв, истязали, пытали до смерти,
                              убивали мирных жителей, включая детей, изуверскими способами,
                              неслыханными со времен средневековья, а там, где на подобные "изыски" не
                              было времени, просто давили колонны беженцев танками и расстреливали их
                              в упор. И хотя приказов, поощряющих подобное поведение, в открытом
                              доступе нет, есть серьезные основания полагать, что запредельный уровень
                              жестокости в Восточной Пруссии, Силезии и Померании (на прочих
                              территориях в основном ограничивались "обычным" насилием и грабежом) был
                              санкционирован сталинским режимом, дабы полностью очистить эти
                              территории от германского населения и тем самым получить повод для их
                              аннексии. Мародерство же и вовсе носило тотальный и по сути официальный
                              характер: солдаты везли домой "трофеи" (то бишь награбленное имущество)
                              чемоданами, генералы - вагонами и эшелонами; существовали приказы,
                              регулировавшие "нормы" награбленного ("отправляемых домой посылок")
                              пропорционально чину грабителя (каковые нормы, впрочем, регулярно
                              превышались, а уж маршал Жуков нахапал столько, что не выдержали даже
                              высшие партийные начальники, и против "великого полководца" было начато
                              следствие - однако он был слишком распиаренной, как сказали бы сейчас,
                              фигурой и потому отделался "покаянием перед партией"). Конечно, не все
                              советские солдаты вели себя одинаково, были и те, кто, напротив, защищал
                              мирных жителей от бесчинств собственных сослуживцев; однако в целом
                              советский режим и Красная армия виновны в массовых военных
                              преступлениях, которым нет и не может быть оправдания. В том числе,
                              разумеется, эти преступления против мирного населения не могут быть
                              оправданы преступлениями нацистов, которых, кстати, никто не чествует
                              как "воинов-освободителей". К тому же есть данные, что из всех основных
                              воюющих сторон во Второй Мировой Войне у германских войск был самый
                              низкий показатель изнасилований и грабежей.

                              Наконец, в какой мере события тех времен можно считать победой - и
                              тем более победой, которой можно гордиться - в чисто военном отношении?
                              Точные цифры советских потерь неизвестны до сих пор, по этой части
                              официальная ложь была не менее великой, чем в отношении других аспектов
                              войны. Последнее признанное еще советской властью число - 27 миллионов,
                              реально, вероятно, их было около тридцати. Число, абсолютно
                              беспрецедентное. Конечно, это не только фронтовые потери, но и мирные
                              жители, в отношении которых, кстати, опять-таки существует большая ложь:
                              по официальным источникам, основные потери приходятся именно на
                              гражданское население (тем самым вина за них перекладывается с
                              бездарного советского командования на "зверства оккупантов"), однако в
                              "Центральном банке данных по безвозвратным потерям Вооруженных Сил в
                              годы Великой Отечественной войны", созданном при Всероссийском НИИ
                              документоведения и архивного дела, на сегодняшний день значатся почти 20
                              миллионов персональных записей о погибших, пропавших без вести, умерших
                              в плену и от ран военнослужащих. Поразительно (впрочем, есть ли еще чему
                              поражаться, учитывая масштабы великой лжи о той войне?), но держатель
                              официальной точки зрения на военные потери СССР в годы Второй мировой
                              войны - Институт военной истории Министерства обороны РФ - никак не
                              реагирует на эти данные и продолжает тупо твердить о 8.6 миллионах. В
                              свою очередь, военные потери Германии за всю Вторую мировую на всех
                              фронтах (скрупулезно учитывавшиеся вплоть до 1945 года, но в последние
                              месяцы и тем более дни войны по понятным причинам возникает разнобой),
                              по всей видимости, составили около трех-трех с половиной миллионов. Еще
                              раз подчеркнем - на всех фронтах. При этом на западных союзников
                              приходится 2/3 потерь Люфтваффе и четверть потерь Вермахта. То есть
                              соотношение потерь советской и германской армий там, где они воевали
                              друг с другом - порядка 7:1. В отдельные периоды бывало и больше,
                              например, в январе 1942 г. соотношение было 25:1! СССР просто завалил
                              Германию трупами своих солдат. И это называется победой?

                              О полнейшей бездарности и хаосе на советской стороне фронта в
                              первые месяцы войны, о панике и бегстве, о целых армиях, брошеных в
                              "котлах", написаны горы литературы. И, кстати, уже одно это позволяет
                              возложить вину не только за военные потери, но и за миллионные жертвы
                              среди мирного населения, на советское руководство и командование, с
                              такой легкостью отдавшее врагу чуть ли не полстраны. Собственно, для
                              любой нормальной страны война на этом бы и закончилась. СССР спасли
                              только его чудовищно гипертрофированные размеры. Любая другая страна в
                              аналогичной ситуации вынуждена была бы капитулировать, то есть
                              фактически Красная армия в 1941 году проиграла войну. И удержаться на
                              плаву ей позволила не мудрость недобитых предвоенным террором командиров
                              и даже не доблесть бойцов (во многом, как мы теперь знаем,
                              преувеличенная пропагандой, придумывавшей красивые сказки типа
                              "героев-панфиловцев" - реально же заградотряды, при всей их гнусности,
                              появились не от хорошей жизни), а исключительно внешние факторы -
                              избыток ресурсов и, таки да, необычайно суровая зима, ослабившая
                              решающее наступление вермахта на Москву.

                              Но даже и потом, когда дела для СССР пошли лучше, война велась по
                              тем же принципам - числом, а не умением. "Легендарный маршал Жуков", "не
                              проигравший ни одного сражения", был просто кровавым мясником,
                              вымостившим себе путь к славе миллионами трупов своих подчиненных.
                              Причем не только убитых врагом, но и расстрелянных своими, нередко - по
                              личному приказу Жукова. Хотя в таком контексте слово "свои" трудно не
                              взять в кавычки. Вот что пишет об этом человеке писатель-фронтовик
                              Виктор Астафьев: "А он издавал и подписывал приказы, исполненные
                              особого тона, словно писаны они для вражески ко всем и ко всему
                              настроенных людей. Двинув - для затравки - абзац о Родине, о Сталине, о
                              том, что победа благодаря титаническим усилиям героического советского
                              народа неизбежна и близится, дальше начинали стращать и пугать нашего
                              брата пунктами, и все, как удары кнута, со свистом, с оттяжкой, чтоб
                              рвало не только мясо, но и душу [...] И в конце каждого пункта и
                              подпункта: "Беспощадно бороться!", "Трибунал и штрафная", "Штрафная и
                              трибунал", "Суровое наказание и расстрел", "Расстрел и суровое
                              наказание". Когда много лет спустя после войны я открыл роскошно
                              изданную книгу воспоминаний маршала Жукова с посвящением советскому
                              солдату, чуть со стула не упал: воистину свет не видел более циничного и
                              бесстыдного лицемерия, потому как никто и никогда так не сорил русскими
                              солдатами, как он, маршал Жуков! И если многих великих полководцев,
                              теперь уже оправданных историей, можно и нужно поименовать человеческими
                              браконьерами, маршал Жуков по достоинству займет среди них одно из
                              первых мест - первое место, самое первое, неоспоримо принадлежит его
                              отцу и учителю, самовскормленному генералиссимусу, достойным выкормышем
                              которого и был "народный маршал"." И подобными методами война велась
                              до самого конца. По официальным советским данным, за 1945 год на
                              германском фронте Красная армия потеряла убитыми и умершими на этапах
                              санитарной эвакуации даже больше, чем за весь 1941 (справедливости ради
                              отметим, что в тот же период резко возросли и германские потери, но
                              там-то все понятно - дойчи проигрывали войну и дрались с отчаянием
                              обреченных, а вот для советской армии никакой военной необходимости
                              бросать в пекло все новые сотни тысяч, не считаясь с потерями, уже не
                              было). И это называется победой, более того - великой победой? Великая
                              она разве что по числу жертв и масштабам лжи, нагроможденной вокруг нее
                              советской и теперь уже российской пропагандой.

                              И вновь вернемся к вопросу - кто же победил во Второй мировой
                              войне? Если судить не по тому, кто чью столицу занял, а по результатам
                              для страны, то получается, что наряду со сталинским СССР, заполучившим
                              пол-Европы, победителем можно признать и Германию, хотя и по прямо
                              противоположным причинам: понеся тяжелые людские, тяжелейшие
                              материальные и территориальные потери, она (точнее, бОльшая ее часть, не
                              доставшаяся коммунистам) в результате обрела свободу, избавившись от
                              нацизма. Хотя, конечно, можно ли считать победителем того, кто всячески
                              своей победе противился и в итоге получил ее насильно - вопрос спорный.

                              А что же получили советские "воины-победители"? Снова слово Виктору
                              Астафьеву: "А чего плакать-то, чего скулить?! Сами добывали себе эту
                              жизнь. Сами! Почему, зачем, для чего два отчаянных патриота по доброй
                              воле подались на фронт? Измудохать Гитлера? Защитить свободу и
                              независимость нашей Родины? Вот она тебе - свобода и независимость, вот
                              она - Родина, превращенная в могильник. Вот она - обещанная речистыми
                              комиссарами благодать. Так пусть в ней и живут счастливо комиссары и
                              защищают ее, любят и берегут. А я, как снег сойдет, отыщу тот распадок,
                              ту ключом вымытую ямину...[в которой можно по-тихому покончить с собой -
                              Ю.Н.]" Сквозь килотонны официальной пафосной лжи - вот она, истинная
                              правда о той войне и ее итогах. Даже в книгах Ремарка, описывающих
                              Германию после поражения в Первой мировой, нет такого отчаяния. И это
                              называется победой?! И это предлагается праздновать?!
                              Итак, подведем итоги. Во-первых, никакой "великой победы" не было.
                              Великая беда - была. Великая ложь - процветает и сейчас. Во-вторых,
                              итоги не только так называемой "великой отечественной", но и Второй
                              мировой в целом нуждаются в пересмотре и переоценке. Это была не победа
                              Добра над Злом, не защита свободы России, не освобождение Европы. Это
                              была обеспеченная ценой совершенно несообразных жертв победа одного
                              тиранического режима над другим, ничуть не худшим (а в чем-то даже и
                              лучшим), осуществленная при помощи и попустительстве западных
                              демократий. Для России эта война была позорной и по ходу, и по
                              результатам. Но ни одной из сторон, участвовавших в конфликте, гордиться
                              решительно нечем - все они, и нацисты, и коммунисты, и западные
                              союзники, виновны в военных преступлениях, терроре против мирного
                              населения. В то же время, было бы глубоко неверно отрицать любые
                              достоинства участвовавших в войне солдат. Реальные, а не придуманные
                              пропагандистами, героизм и воинская доблесть действительно имели место,
                              причем во всех воевавших армиях; другое дело, что доблесть далеко не
                              обязательно служит благому делу, да и героизм на поле боя легко может
                              сочетаться с насилием и мародерством после того, как бой закончен
                              (Солженицын, кстати, в эпизоде, фраза из которого приводилась выше,
                              пишет как раз о таких героях, причем, что характерно, даже он пишет о
                              них с сочувствием: мол, не повезло ребятам, вместо беззащитных девок
                              нарвались на любовницу важного армейского чина - вот из таких невезучих
                              и получались те немногие, что действительно ответили перед судом за
                              преступления на оккупированной территории). Несомненно и то, что
                              среди солдат было и немало людей порядочных, но следует четко различать
                              отношение к конкретному человеку с его конкретными личными качествами и
                              отношение к режиму, которому он служил; и уж если воздавать почести
                              героям, то всех участвовавших сторон - либо никому, и не записывать
                              автоматически в герои по цвету флага (тем паче что, как уже отмечалось,
                              в этой войне ни один флаг не остался незапятнаным). И если охотиться за
                              военными преступниками (что вообще-то имеет смысл даже тогда, когда их
                              уже нет в живых, ибо оценка их деяниям должна быть дана), то тоже за
                              всеми, а не только за сражавшимися на стороне побежденных. И если
                              бороться с фашистской символикой и идеологией, то столь же непримиримо
                              бороться и с коммунистической, а не поощрять проявления сталинизма под
                              тем предлогом, что "это приятно ветеранам".

                              В общем, вместо того, чтобы раздувать очередную пропагандистскую
                              истерию и требовать от изнасилованных благодарности за доставленное
                              удовольствие, надо покончить с практикой многолетней лицемерной лжи и
                              двойных стандартов, прекратить чествования служителей преступного режима
                              и покаяться перед всеми, кто безвинно пострадал от действий
                              "солдат-освободителей". Увы - в России, где эти позорные страницы
                              истории остаются чуть ли не последним предметом национальной гордости, а
                              правящий режим в очередной раз мутирует в сторону имперского шовинизма,
                              шансов на официальные шаги такого рода нет. Но мы можем отменить "День
                              Победы" снизу, хотя бы для себя лично - попросту не соучаствуя в нем и,
                              наперекор официальной лжи, говоря правду - что, как известно, легко и
                              приятно.

                              Comment

                              Working...
                              X